Централизованная религиозная организация Духовное собрание мусульман России
при поддержке Общероссийской общественной организации Российская ассоциация защиты религиозной свободы

 

Экспертный доклад

О ситуации с соблюдением прав мусульман в России в 2021 году

 

г. Москва,  2021 г.

 

Введение

Рост популярности ислама во всем мире (включая и увеличение числа верующих мусульман в странах Европейского союза и республиках бывшего СССР) способствует превращению всего спектра вопросов, связанных с развитием этой мировой религии (начиная от проблем культуры и образования и заканчивая сюжетами безопасности и вооруженных конфликтов), в одну из актуальнейших глобальных проблем[1]. Ислам в России — это явление историческое. Он является второй религией по численности верующих в современной РФ, имеет многовековую историю и традиции, является органической неотъемлемой частью российской государственности, культуры и народной жизни. Согласно Федеральному закону о свободе совести и о религиозных объединениях, ислам, наряду с христианством, иудаизмом и буддизмом, определяется как «неотъемлемая часть исторического наследия России»[2].

Выступая с обращением к мусульманам России по поводу празднования Ураза-Байрама, президент России Владимир Путин 13 мая 2021 года заявил: «Последователи ислама в России с огромным уважением относятся к многовековым историческим, религиозным, культурным традициям предков, бережно передают их из поколения в поколение»[3]. В октябре 2013 года в своем выступлении в Уфе на торжественном мероприятии, приуроченном к 225-летию создания Центрального духовного управления мусульман России, глава Российского государства особо подчеркнул, что ислам является ярким элементом культурного кода страны[4].

28 апреля 2021 года президент РФ Владимир Путин подписал Распоряжение о подготовке и проведении празднования в 2022 году 1100-летия принятия ислама Волжской Булгарией. Для этого Правительству России было предложено образовать оргкомитет по организации этого знакового юбилея[5].

Российская власть хорошо чувствует запросы российских верующих мусульман, понимает сложности, которые возникают с их правами в мире. Так, 23 декабря 2021 года президент России Владимир Путин заявил, что не считает оскорбление пророка Мухаммеда проявлением свободы творчества. По словам главы российского государства, такие оскорбительные выпады — это нарушение свободы вероисповедания и нарушение святых чувств мусульман. На большой пресс-конференции Президента РФ спросили, где грань между правом художника на свободу творчества, правом публиковать снимки в интернете и защитой чьих-либо чувств или борьбой с экстремизмом. В. Путин ответил, что свобода творчества и свобода вообще важна, без свободы нет движения вперед, но возникает противоречие, когда свобода одного сталкивается со свободой другого. По его убеждению, оскорбления пророка в результате провоцируют более острые проявления[6].

Сегодня проблемы ислама являются актуальными вопросами как внутренней, так и внешней политики России. Поддержание межконфессионального мира необходимо для закрепления тех позитивных изменений, которые в последнее десятилетие произошли на Северном Кавказе. Минимизация террористической угрозы, преодоление острых межэтнических противоречий, социально-экономические успехи, активизация гражданского общества, вовлечение многих руководителей, общественных и религиозных деятелей субъектов СКФО в продвижение российских интересов на международной арене, крайне важны. Все эти позитивные тенденции помогают укреплять гражданское единство страны, снижать ее уязвимость для внутренних рисков.

Внешняя политика РФ также содержит важный «исламский» компонент. Москва чрезвычайно беспокоится по поводу укрепления радикальных сил, эксплуатирующих так называемую идею «чистого ислама» за пределами страны, и возможностями установления кооперации между ними и российскими радикалами. В то же самое время, Россия активно развивает евразийские интеграционные проекты, участниками которых являются государства Центральной Азии, где мусульмане составляют большинство. Помимо многосторонней кооперации РФ активно продвигает двусторонние партнерские связи с Азербайджаном, Ираном, Турцией, Туркменистаном, Узбекистаном. После ухода США из Афганистана и возвращения к власти движения «Талибан» проблемы безопасности в регионе Центральной Азии приобрели дополнительную остроту. В этом контексте Москва крайне заинтересована в поддержании диалога со всеми заинтересованными игроками[7]. В заявлении Духовного собрания мусульман России по ситуации в Афганистане было отмечено: «Сегодня же мы хотим задать один простой, но важный для миллионов афганцев вопрос: кто ответит за многочисленные жертвы среди мирного населения за 20 лет? Ведь, по разным оценкам, речь идет о десятках тысяч людей! По данным ООН, только за первое полугодие 2021 года было убито 1659 человек. Подчеркнем, эта статистика отражает лишь первые 6 месяцев нынешнего года, а, значит, не учитывает тех, кто погиб, например, в августе в районе аэропорта Кабула и в других уголках страны. При этом за два десятилетия колоссальное число людей было ранено, оказалось лишено крова и средств существования. Наконец, под угрозу была поставлена стабильность в сопредельных странах, в частности, в огромном регионе братской нам Центральной Азии»[8].

Россия, в отличие от США, практикующих «смену режимов» и интервенции под предлогом предотвращения «гуманитарных катастроф», предпочитает нормы международного права, язык дипломатии и обращение к опыту и традициям народов того региона, в котором предполагается урегулирование конфликта и выстраивание постконфликтного мира. Очевидно, что на афганском треке опыт и вовлечение представителей российского мусульманского сообщества крайне важны. На сегодняшний день России удалось установить равновесные конструктивные отношения со всеми ключевыми странами исламского мира — Египтом, Саудовской Аравией, Ираном, Турцией, Пакистаном, Катаром, Иорданией, ОАЭ. При этом Москва — тот партнер, который воспринимается всеми сторонами застарелого палестино-израильского конфликта как важный фактор мирного урегулирования. Россия, имея конструктивные отношения с Израилем, в то же время поддерживает диалог с такими политическими группами, как «ХАМАС» и «Хезболла». Отказ Москвы признать две обозначенные выше организации террористическими (что делают страны Запада и Израиль) основан на вполне резонных доводах. Обе эти структуры вовлечены в легальные политические процессы на территории Палестины, Ливана, Сирии. Без их вовлечения в процессы урегулирования конфликтов всеобъемлющий мир на Ближнем Востоке невозможен.

При этом стоит отметить, что многие страны исламского Востока последовательно поддерживали территориальную целостность России и рассматривали религиозных радикалов Северного Кавказа в качестве своих идеологических оппонентов, а против террористов – выходцев из ближневосточных государств, вовлеченных в экстремистскую деятельность на территории РФ, открывали уголовные дела.

В этой связи сохранение гармоничных отношений между представителями различных народов и конфессий, населяющих Россию, а также эффективности государственной национальной и религиозной политики, представляется важнейшим приоритетом. Но реализация этой цели будет, как минимум, проблематична, без всестороннего учета правозащитных вопросов. И не в последнюю очередь это касается защиты прав верующих, обеспечения свободы совести.

Группа экспертов представляет доклад, в котором систематизированы и проанализированы основные проблемы в сфере соблюдения прав российских мусульман в 2021 году. Это уже третий по счету доклад, посвященный данной проблематике. С момента выпуска первого пилотного проекта мы смогли четче обозначить имеющиеся болевые точки, привлечь внимание властей, религиозных авторитетов, общественности к возникающим коллизиям. Нам удалось показать, что соблюдение прав верующих мусульман — это не отдельно взятая «корпоративная» тема. Без успешных решений на этом направлении, как минимум, проблематично говорить о высоких стандартах прав граждан РФ, религиозном мире внутри страны и качественной политике на международной арене.

 

Исламофобия в контексте ксенофобских угроз

Российские востоковеды Алексей Крымин и Георгий Энгельгардт определили исламофобию как «действия и высказывания, оцениваемые мусульманами как враждебные исламу. Это понятие охватывает крайне широкий спектр значений — от погромов до любой критики в адрес как мусульман и исламских активистов, так и исламского вероучения, и социальной практики»[9].

Для российского общества исламофобские нарративы в целом несвойственны. Государство последовательно реализует курс на гармонизацию межконфессиональных отношений и религиозный мир, а исламские религиозные авторитеты участвуют в различных координационно-совещательных структурах при органах власти, общефедеральной и региональных общественных палатах, деятельно участвуют в патриотическом воспитании и продвижении общегражданского российского единства. Жесткое правоприменение в отношении к неонацистским группам и экстремистам-одиночкам купирует вызревание и распространение исламофобских проявлений.

Отдельно стоит сказать об активном вовлечении представителей российского ислама в противодействие террористическим и экстремистским угрозам. Пять с половиной лет назад, 10 июля 2016 года, боевики казнили в Дагестане лейтенанта Магомеда Нурбагандова. Они начали снимать его на камеру и хотели, чтобы он призвал своих коллег-полицейских уйти со службы. Вместо этого Нурбагандов произнес фразу, которая стала негласным девизом всех силовиков в России: «Работайте, братья!»[10].

20 января 2021 года глава Чечни Рамзан Кадыров объявил о ликвидации Аслана Бютукаева, известного как амир Хамзат. Ближайший соратник Доку Умарова Бютукаев лично готовил смертника, который десять лет назад устроил теракт в московском аэропорту «Домодедово». Вскоре после ликвидации своего босса Умарова он присягнул на верность террористической организации «Исламское государство» (запрещена в России) и возглавил ее российский «филиал». По словам Рамзана Кадырова, теперь, после ликвидации Бютукаева и его боевиков, экстремистскому подполью в Чечне пришел конец[11].

Лидеры субъектов РФ с доминирующим мусульманским населением (ряд республик Северного Кавказа, а также Татарстан и Башкортостан) всесторонне поддержали интеграцию Крыма в состав России, немало сделав для выстраивания конструктивного диалога с крымскотатарской общиной, представленной преимущественно мусульманами-суннитами. В апреле 2021 года социологические опросы относительно состояния межнациональных и межконфессиональных отношений были проведены отделом мониторинга Государственного автономного учреждения «Медиацентр им. Исмаила Гаспринского» в Крыму. Порядка 92% респондентов из числа экспертов в лице руководителей региональных национально-культурных автономий и общественных организаций Республики Крым считают, что конфликты в межконфессиональной сфере на полуострове невозможны[12].

Снижение террористической угрозы на Северном Кавказе, мирная интеграция Крыма без межэтнического противостояния способствовали уменьшению и ксенофобских настроений в целом, и исламофобии в особенности. Но если в 1990-х – начале 2000-х гг. исламофобия связывалась преимущественно с кавказской нестабильностью, то сегодня такие настроения возникают в связи с миграцией. И даже не с процессами перемещения населения из стран «ближнего зарубежья», как таковыми, а с социально-экономическими последствиями пандемии COVID-19. Рост безработицы, изменения на рынке труда неизбежно приводят к повышенной конкуренции между россиянами и вновь прибывшими гражданами из других стран. Сдерживание безработицы со всей неизбежностью ставит вопрос об определенной корректировке инфраструктуры занятости и рынка труда, где велика роль мигрантов из стран «ближнего» и в меньшей степени — «дальнего зарубежья». Тем более, что данный вопрос напрямую связан с внутренней безопасностью и ксенофобскими вызовами. Между тем, по данным МВД РФ, за 8 месяцев 2021 года иностранцы и граждане без гражданства 24,7 тысячи раз нарушили закон. Это на 5,9% больше, чем год назад[13].

27 января Президент РФ Владимир Путин выступил на сессии онлайн-форума «Давосская повестка дня – 2021», организованного Всемирным экономическим форумом. По его словам, пандемия обострила многие проблемы, и есть риски нарастания противоречий. Экономические проблемы раскалывают общество, обостряя социальную, расовую, национальную нетерпимость, — резюмировал глава Российского государства[14].

Опираясь на обобщающее исследование и регулярный мониторинг МБПЧ (Московского бюро по правам человека), его директор, член СПЧ (Совета по правам человека) Александр Брод констатировал: за первые шесть месяцев 2021 года наблюдается резкий рост насилия на почве ксенофобии. Это — тревожная тенденция, по сравнению с аналогичными показателями нескольких предыдущих лет. Реализация прав мусульман осложняется, в том числе,  и проявлениями межнациональной розни. Из «общего потока сообщений СМИ о массовых драках на территории России» МБПЧ выделяет пять таких инцидентов.

Это драка между выходцами из стран Центральной Азии и россиянами из республик Северного Кавказа в Санкт-Петербурге; драка в Москве у станции метро «Кузьминки» между уроженцами Таджикистана, Киргизии, Узбекистана, Туркмении, Азербайджана и Республики Дагестан; инцидент у метро «Молодежная» с участием русских праворадикалов и выходцев из Кавказского региона; столкновение в Симферополе между местными жителями и этническими чеченцами[15]. Рост числа конфликтов на почве ксенофобии отмечают и аналитики информационно-аналитического центра «Сова» (внесен Минюстом в реестр иноагентов). По данным центра, в этом году на почве ксенофобии уже были убиты трое и пострадали 56 человек, а в прошлом году — погиб один человек и 52 пострадали[16].

Все эти тенденции не могут не настораживать. Полгода — недостаточный срок для широких обобщений. Очевидно, рано делать выводы о формировании неких исламофобских трендов. Однако отсутствие должной профилактики со стороны властей, а также системной реакции правоохранительных структур и общественников, в перспективе может способствовать формированию массовых опасений по поводу «чужаков», значительное большинство которых связано с исламом. Опасен перенос социальных фобий на целую религию. Конечно, крайне важно искать и находить решения в социально-экономической сфере, но очевидно, что, без четкой увязки их с вопросами безопасности и межконфессионального диалога, продвижение вперед не представляется возможным.

Исламофобия, порой, проявляется в непродуманных и провокативных высказываниях отдельных российских политиков. Так депутат Госдумы (в недавнем прошлом глава самопровозглашенной Донецкой народной республики) Александр Бородай в эфире программы «Соловьев-Live» заявил, что мечети являются средоточием экстремистских группировок, а потому их массовое возведение крайне нежелательно[17]. После этого на официальном сайте Духовного собрания мусульман России (ДСМР) было размещено заявление представителя муфтията, имама Дениса Мустафина, в котором высказывание Бородая названо «неправильным и ущербным»[18]. По его словам, идеологию экстремизма черпают в других местах, а не в мечетях.

Определенные коллизии возникают и в связи с проверками правоохранительными структурами культовых учреждений. В августе 2021 года в заявлении Духовного управления мусульман Московской области по констатировалось следующее: Мусульманские центры — это не какие-то зоны повышенной опасности, это места поклонения Богу, духовно-нравственного просвещения и воспитания, милосердия и помощи людям, а мусульманские общины являются официально зарегистрированными религиозными организациями, действуют в соответствии с законодательством РФ и реализуют свое законное право на совместное вероисповедание религии, закреплённое в Конституции РФ[19].

Укреплению исламофобии способствует и элементарная безграмотность представителей отдельных СМИ, их стремление к сенсациям и «горячим темам». Так, 23 ноября 2021 года заместитель главы ДСМР Денис Мустафин на международной конференции по противодействию ксенофобии, антисемитизму и расизму заявил: «В метро запрещено совершать намаз, там религиозные обряды не совершаются, это запрещено российским законодательством. Это вопрос о правовом просвещении мигрантов, как говорится, — сказал Мустафин. — Людей напугал человек, который читал намаз в метро. Он совершал намаз в метро, это сняли журналисты на видеокамеру, была даже организована специальная передача в интернет-телевидении, это там все обсуждалось. Это, конечно, выглядит очень некрасиво, потому что получается, что и с одной, и с другой стороны люди вели себя безграмотно». По мнению Мустафина, не только верующие должны следовать российским законам, но и СМИ нужно очень аккуратно подавать темы, связанные с религией[20].

Как бы ни развивалась дискуссия на эту тему, очевидно, что она должна вестись открыто, с максимальным вовлечением всех заинтересованных сторон, как от власти и общественности, так и от исламских духовных авторитетов.

 

Строительство и возвращение мечетей: бюрократические и общественные препоны

Согласно статьи 28 Конституции Российской Федерации, права человека и гражданина на свободу совести и свободу вероисповедания регулируются Федеральным законом от 26.09.1997 № 125-ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях». Статьей 16 Федерального закона от 26.09.1997 № 125-ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях» религиозные организации вправе основывать и содержать культовые здания и сооружения, иные места и объекты, специально предназначенные для богослужений, молитвенных и религиозных собраний, религиозного почитания (паломничества)[21].

Между тем, предоставление религиозным организациям земельных участков под строительство религиозных (культовых) зданий на местах порой довольно проблематично.

В феврале 2021 года в рамках всемирной недели гармоничных межконфессиональных отношений глава ДСМР, заместитель председателя Комиссии Общественной палаты РФ по гармонизации межнациональных и межрелигиозных отношений, муфтий Альбир-хазрат Крганов озвучил одну из самых важных тем для российской уммы — это решение проблемы реализации прав на свободу вероисповедания, неразрывно связанную с обеспечением потребности верующих в необходимом количестве молельных помещений-мечетей[22].

В июне 2021 года в ходе работы представительного форума «Ксенофобия и экстремизм на пространстве ОБСЕ» Альбир Крганов особо подчеркнул, что проявляющуюся негативную проблематику, связанную со строительством мечетей, используют, порой, в своей антироссийской пропаганде представители радикальных объединений, фактически отождествляя нехватку культовых зданий для мусульман с их общественно-политической дискриминацией. Поэтому, как считает он, и активизируется обсуждение вопроса строительства Межрелигиозного социально-просветительского культурного центра на территории Новой Москвы в поселке Коммунарке Новомосковского административного  округа. Несмотря на то, что несколько лет назад был определен земельный участок для размещения Центра и достигнуты все договоренности с Правительством Москвы, до сих пор вопрос реализации проекта не решен, вызывая все больше и больше негодования — как среди духовенства, так и простого народа[23].

Заместитель главы Совета муфтиев России муфтий Московской области Рушан Аббясов заявил, что в Москве недостаточное количество мечетей. По словам руководителя Департамента национальной политики и межрегиональных связей Москвы Виталия Сучкова, строительство мечетей в столице — это длительный и сложный процесс, но при нехватке мест, где можно помолиться, никто не запрещает открывать молельные комнаты. «Дело в том, что открытие молельных комнат никто не запрещает. Построить мечеть на территории — целый процесс. Для того, чтобы было принято решение о строительстве культового здания, необходимо обсудить предложения с муниципальными депутатами, получить согласие, провести публичные слушания с участием жителей района, и, если есть большинство, то тогда уже продолжать дальше», — пояснил Сучков[24].

Стоит заметить, что некоторые общественные деятели, юристы высказываются против строительства новых мечетей[25]. Другие акцентируют внимание на то, что значительная часть мусульман в РФ - это мигранты, а не граждане нашей страны. Они находятся внутри России временно и в любой момент могут уехать обратно, а капитальные сооружения стоит строить для жителей России, убежден эксперт[26].

Столь же непростая ситуация имеется не только в Москве и в Московской области, но и в некоторых других субъектах Российской Федерации.

Волгоградская мусульманская религиозная организация «Махалля» села Старая Полтавка опротестовала постановление администрации о незаконности ранее выданного разрешения на строительство мечети, сообщает агентство «Высота 102». Апелляция была рассмотрена 6 января судебной коллегией по административным делам Волгоградского областного суда. Суд установил, что разрешение на строительство мечети, выданное 8 декабря 2017 года, в мае 2020-го было отменено постановлением главы Старополтавского района. Глава мусульманской организации (входит в состав регионального ДУМ Волгоградской области) заявил на судебном заседании, что обжалуемое им постановление не содержит законных оснований для отмены разрешения на строительство. Судебная коллегия, проанализировав представление надзорного ведомства, пришла к мнению, что оснований для отказа районной администрацией в выдаче разрешения на строительство, а также оснований для отмены этого разрешения, не имеется[27].

В январе 2021 года Духовное собрание мусульман России призвало мэрию Ростова-на-Дону возвратить здание Соборной мечети мусульманской общине города. «Недавнее решение мэрии Ростова передать здание исторической Соборной мечети детской джазовой школе вызвало широкий общественный резонанс. При этом мусульмане Ростова еще с 1980-х годов активно пытались вернуть своей общине здание мечети, построенное именно на этом месте в 1905 году на пожертвования верующих. Мусульмане не только Ростовской области, но и многих регионов России выразили свое несогласие такому непродуманному решению местных властей», — сказано в заявлении[28].

Непростая ситуация по поводу изъятия участков земли у мусульманской общины развернулась в Перми. Мэрия этого города планирует изъять два участка — по улице Уральских партизан, 4 (670 кв. м) и по ул. Крылова (928 кв. м) у Центрального рынка. Первый участок принадлежит «Пермскому религиозному обществу мусульман при Соборной мечети Перми», второй — «Духовному управлению мусульман Пермского края». Эти планы стали частью плана массовых изъятий земельных участков для строительства двухуровневой развязки на пересечении Крисанова и шоссе Космонавтов[29].

В Волгограде историческое здание на улице Огарева, 20 в Ворошиловском районе попало в список торгов на портале «Дом.РФ». В здании ранее располагалась военная комендатура, а до этого — мечеть. Культовое здание возвели 1870 году, а его возведение спонсировал купец Невматула Амерханов. Мечеть, сначала она была деревянной. Лишь позже ее обложили кирпичом. В 1885 году место официально назвали Первой Соборной Царицынской мечетью. В 1939 году мечеть передали в пользование клубу национального меньшинства. В Сталинградской битве здание существенно пострадало, его удалось восстановить. После на улице Огарева, 20 поселился военкомат, а затем территория пришла в запустение. В 2017 году представители исламских общественных организаций просили губернатора Волгоградской области передать им исторический комплекс, включенный в список объектов культурного наследия. Они планировали создать там культурно-образовательный центр для изучения татарской истории, культуры и ислама. Просьба осталась невыполненной[30].

В Ставрополе мусульмане неоднократно поднимали вопрос о передаче для проведения религиозных служб здания исторической мечети, в котором сейчас находится картинная галерея. В Невинномысске в августе 2020 года была снесена недостроенная мечеть после того, как суд признал здание самостроем, угрожающим жизни и здоровью жителей. В местной мусульманской общине заявили, что городу нужна мечеть, и рассказали, что консультируются с юристами по поводу обжалования действий чиновников по сносу здания, в котором планировали проводить намазы. Ставропольские чиновники и ранее требовали сноса других зданий, по их информации, незаконно построенных или обустроенных под мечети, в том числе в Пятигорске и Кисловодске. При этом в январе 2015 года власти Пятигорска сменили назначение недостроенного здания мечети из религиозного в культурное, что позволило спасти его от сноса. Тогда было решено, что в здании будут располагаться музей национальных культур и резиденция муфтия, но коллективные молитвы в нем будут запрещены[31].

В Краснодаре нет ни одной мечети, местные мусульмане вынуждены посещать мечети в Адыгее. Нет в Краснодаре ни мусульманского кладбища, ни даже офиса ДУМ Адыгеи и Краснодарского края[32]. Имам мечети поселка Яблоновский в Адыгее Анзор Джеукожев сообщил, что на Ураза-байрам собирается более трех тысяч мусульман, хотя здание рассчитано на 500 человек. По его словам, «люди вынуждены парковать автомобили на прилегающих улицах. Конечно, это создает определенные неудобства и жителям, и приезжим. Строительство мечети в Краснодаре разгрузило бы нашу мечеть и позволило бы людям спокойно молиться»[33].

Два года представители мусульманской общины Курской области добиваются участка под захоронения и разрешения на строительство молельного дома. Мечети в Курске нет и никогда не было. Зато, помимо православных храмов, есть католический костел и синагога. В 2009 году временная мечеть была оборудована в двухкомнатной квартире простой многоэтажки, затем молились по пятницам в кафе на улице Пучковка, сейчас собираются в актовом зале Дома культуры Всероссийского общества глухих — в обычные дни приходит около ста человек, а в праздники — более тысячи. Точное количество мусульман в регионе назвать никто не может. Но в религиозной организации Курской области «Аль-Рахма» уверяют, что лет десять назад их насчитывалось около 20 тысяч. По сравнению с числом молящихся, цифра выглядит явно преувеличенной. Но сами мусульмане считают отсутствие мечети и кладбища неудобным, прежде всего, для власти. «Сейчас такое время, что, не лучше ли для самой власти, если все мусульмане будут собираться в одном месте, будут все под присмотром?» — считает руководитель религиозной организации Курской области «Аль-Рахма» Рауф Салманов[34]

В этой ситуации мусульмане, равно как и представители других конфессий, вынуждены покупать отдельно стоящие дома в сельской местности или малых городах (квартиры в городах) для отправления культовых обрядов. Однако, согласно п. 3 ст. 288 части первой и п. 2 ст. 671 части второй Гражданского кодекса РФ, жилое помещение может использоваться только для проживания граждан и размещение в нем организаций не допускается[35]. В этой связи жилое помещение не может быть использовано для размещения офисов религиозных организаций, образовательных, издательских, производственных и иных целей. Данная коллизия в условиях имеющихся сложностей со строительством крупных культовых зданий в городах и других населенных пунктах РФ могла бы стать предметом серьезного обсуждения как с привлечением профессиональных юристов, практиков, так и представителей депутатского корпуса и религиозных объединений (не только мусульманских).

Непростая конфликтная ситуация возникла в столичном микрорайоне Новые Ватутинки. 5 ноября 2021 года там прошел народный сход, который потребовал «наведения порядка» и организовать отряды самообороны «для защиты от мигрантов». Одним из поводов к собранию жителей стала ситуация с мечетью «Абу Бакр», действующей в частном доме на окраине города напротив ТЦ «Троицк». «В пятницу была серьезная пробка на въезде-выезде в Троицк из-за посещающих мечеть, — сообщалось 5 ноября в городских пабликах в соцсетях. — В частности, много людей шло в мечеть, переходило дорогу, осложняя движение машин». Полиция на это не реагировала, администрация города — тоже.

8 ноября к Управлению МВД РФ по Новомосковскому и Троицкому административным округам пришли казаки и просто неравнодушные граждане, которые провели беседу с полицией. После этого власти активизировались. Управление территориальной безопасности Троицка ответило на размещенное 5 ноября обращение по поводу мечети: «По сообщению государственной инспекции по контролю за использованием объектов недвижимости города Москвы, ими было проведено обследование земельных участков... Здание (дом) — признано как объект самовольного строительства... Материалы обследования направлены в Департамент городского имущества города Москвы для предъявления в суд иска о признании постройки самовольной и ее сносе». 10 ноября в городском паблике появилось сообщение том, что «администрация пришла к дачникам после обращения на сайте администрации и заметила самострой», после чего «хозяевам выдали предписание о сносе». Возникает вопрос. Почему власти заметили проблему лишь тогда, когда доведенные до отчаяния жители заявили о создании отрядов самообороны?[36] Также встает вопрос о законности существования молельного дома и действиях верующих (в какой степени они соотносятся с правами других людей).

 

Угроза для жизни и деятельности исламских духовных лидеров

Одним из серьезнейших вызовов межконфессиональному и межнациональному согласию в России являются покушения, убийства исламских духовных авторитетов, провокации и диффамация в отношении них. В значительной степени лидеры традиционных российских религий находятся сегодня на переднем крае противодействия идеологиям и практикам экстремизма и ксенофобии. Именно они пытаются своим словом внести успокоения в умы, когда возникают острые конфликтные ситуации. Во многом благодаря их деятельности был наработан уникальный и недооцененный опыт профилактики и предотвращения межнациональных и межконфессиональных противоречий.

С  2009  года в результате противоправных действий погибло 48 мусульманских духовных лидеров. Среди них наиболее резонансными были убийства суфийского шейха Саида Чиркейского, заместителя муфтия Северной Осетии Ибрагима Дударова, известного за пределами Кавказа исламского религиозного деятеля, заместителя муфтия Ставрополья Курмана Исмаилова и целого ряда других[37]. В 2021 году покушений на исламских религиозных деятелей не зафиксировано.

К сожалению, несмотря на общее снижение террористических акций и чувствительные поражения экстремистского подполья в последние несколько лет, в ноябре 2021 года в селе Аметеркмахи Акушинского района в Республике Дагестан вследствие застарелого земельного конфликта местный житель застрелил имама мечети. Еще двое родственников имама были ранены[38].

Значительный резонанс вызывала история преследования помощника имама Соборной мечети в Челябинске Рината Яминева. Религиозного деятеля в судебном порядке наказали за то, что он скопировал текст с азербайджанского сайта о посещении президента Азербайджана Ильхама Алиева мечети в Агдаме, превращенной в период армянской оккупации в свинарник. Второе наказание последовало за цитирование президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана, осудившего политику исламофобии президента Франции Эммануэля Макрона. Тракторозаводский районный суд Челябинска признал публикации на странице Яминева возбуждающими ненависть и назначил ему штраф в размере 10 тысяч рублей. Эти действия вызвали глубокую обеспокоенность главы Управления мусульман Кавказа, шейх-уль-ислама Аллахшукюра Пашазаде[39]. Между тем, челябинский помощник имама не сказал ничего нового, он озвучил факты, широко известные международному сообществу. Свою поддержку Яминеву высказало посольство Азербайджана в Москве и лично посол Полад Бюльбюль оглы[40].

 

Проблемы ношения религиозной одежды и обеспечения религиозного своеобразия

Ношение религиозной одежды мусульманами является одной из наиболее актуальных проблем современного мира. Данный вопрос широко дебатируется в различных странах Европейского Союза, США и России. В РФ эта дискуссия уходит корнями еще в начало 2000-х годов, когда стали обсуждаться возможности фотографирования для официальных документов в одежде религиозного характера. Конфликты вокруг исламского «дресс-кода» возникали в Ставропольском крае, Мордовии в 2012-2014 гг.

На протяжении 2021 года острота этого вопроса была несопоставимой с предыдущими несколькими годами. Тем не менее, в дагестанском селе Маджалис разгорелся скандал из-за того, что замдиректора школы не допускал до занятий учениц без косынок на голове, проблему решили оперативно - педагога уволили за превышение должностных полномочий.

Между тем, проблема, как полагают эксперты, не тупиковая. Прежде всего, она лежит в юридической плоскости. «Безусловно, у нас есть гарантия свободы совести и вероисповедания. Однако отсутствуют конкретные законы или инструкции, которые регламентируют отношения на местах, ведь везде ситуация разная. Если речь идет о районах или регионах с компактным проживанием или преобладанием адептов определенной религии, то, безусловно, нужно учитывать подобный момент», — объясняет директор ФГБНУ «Главэкспертцентр» Вера Скоробогатова. По ее мнению, конфликты на религиозной почве не стоит решать категорично в духе «взять и запретить». Противоречия между светским и духовным вполне разрешимы. И в России это уже постепенно происходит. О положительной динамике в непростой ситуации говорят и представители ислама. «В Московской области, например, запустили проект «Школа добрососедства». В нем представители трех религий – православия, ислама, иудаизма – приезжали в школы и рассказывали о своих религиях. Мы говорили практически об одних и тех же духовно-нравственных ценностях», – резюмирует первый зампред Совета муфтиев России Рушан Аббясов[41].

Впрочем, нарушения прав мусульман в некоторых российских школах не ограничиваются нападками на хиджаб. В начале 2021 года имам города Пласт Челябинской области Раис Султанов обратился в прокуратуру с жалобой на действия учителей местной школы. В частности, его возмутило, что детей заставили читать вслух стихотворение Аполлона Майкова «Христос воскрес», а на уроке рисования ученикам сделали замечание, когда те вместо пасхальных яиц нарисовали мечеть. Кроме того, по словам имама, школьникам негде было совершать намаз на перемене, хотя он просил об этом руководство. В итоге они молились под лестницей, несмотря на насмешки одноклассников. Не сумев договориться с директором, школу сменили.

 

Права мусульман в пенитенциарной системе и в ситуации коронавирусных ограничений

В 2021 году авторы доклада приняли решение свести воедино две проблемы — соблюдение прав верующих мусульман в пенитенциарной системе и в контексте коронавирусных ограничений. Связь между двумя этими сюжетами очевидна. Пандемия COVID-19 стала причиной существенного сжатия рынка труда. Как следствие, рост безработицы, лишение источников привычных доходов, десоциализация. В этих условиях немало мусульман-гастарбайтеров потеряли работу и источники средств к существованию, а также лишились возможности перемещения как внутри страны, так и выезда за пределы России. Такое положение дел стало причиной роста правонарушений и преступлений. По данным МВД РФ, за 8 месяцев 2021 года иностранцы и граждане без гражданства 24,7 тысячи раз нарушили закон. Это на 5,9% больше, чем год назад[42]. В результате этого мигранты пополнили число тех, кто оказался в пенитенциарных учреждениях.

В то же самое время, мы понимаем, что данный вопрос возник отнюдь не в 2020-2021 гг. Проблема мусульман в российской пенитенциарной системе не раз обсуждалась в контексте опасностей радикализации, распространения экстремистских воззрений.  В то же самое время следует отметить, что продолжается начатое ранее взаимодействие между Управлением воспитательной, социальной и психологической работы Федеральной службы исполнения наказаний (ФСИН) России с представителями централизованных религиозных организаций российских мусульман. 30 ноября 2021 прошло заключительное заседание Общественного совета при ФСИН России, подводящее итоги года. Заместитель директора Федеральной службы исполнения наказаний генерал-майор внутренней службы Валерий Балан вручил начальнику отдела по работе с ВС и тюремному служению Духовного управления мусульман Российской Федерации, члену Общественного совета при ФСИН России Шамилю Арсланову Почетную грамоту за заслуги в оказании помощи при выполнении задач, возложенных на уголовно-исполнительную систему. По словам Арсланова, отмечена многоплановая работа, в первую очередь ДУМ Российской Федерации, в сфере тюремного служения. Во всех регионах России наши имамы посещают места лишения свободы, читают лекции для сотрудников и заключенных, проводят религиозные обряды для мусульман, отбывающих наказание, привозят религиозную литературу…». Религиозный деятель подчеркнул, что тюремное служение как одно из направлений деятельности ДУМ РФ выполняет задачи по гармонизации межнациональных и межконфессиональных отношений в системе УФСИН, урегулированию конфликтных ситуаций на бытовом уровне»[43].

С 2020 года Духовным собранием мусульман России, при содействии Фонда поддержки исламской культуры, науки и образования, реализуется проект Центр правовой защиты и социально-культурной адаптации мигрантов «РосМигрант». Деятельность Центра осуществляется в 24 регионах Российской Федерации, где есть мечети и приходы, в т. ч. и входящие в состав Духовного собрания мусульман России. Проект направлен на адаптацию и интегрирование мигрантов в единое правовое и культурное поле Российской Федерации, повышение качества жизни мигрантов в новой социально-культурной и экономической среде Российской Федерации. Цель проекта — создание межрегиональной системы информационной и методической поддержки мигрантов и развития межнационального диалога. На данный момент в Центре работает единое федеральное справочное окно — бесплатный телефон «горячей линии», куда может обратиться любой мигрант на родном языке, и ему будет оказана консультация компетентными юристами, а при необходимости будет представлена помощь в подготовке заявлений, обращений, документов[44].

22 апреля стало известно, что у легальных мигрантов появится возможность вакцинироваться от коронавирусной инфекции в РФ. Об этом заявил глава Духовного собрания мусульман России, муфтий Альбир Крганов. Он отметил, что ситуация с коронавирусом постепенно нормализируется, поскольку граждане вакцинируются. Теперь нужно думать о восстановлении численности легальных мигрантов в России с учетом ситуации на рынке труда[45].

В мае 2021 года столичные мусульмане были должны встретить праздник Ураза-байрам дома из-за санитарных ограничений в связи с угрозами массового заражения верующих. Главный имам Московской соборной мечети Ильдар Аляутдинов с пониманием отнесся к решению властей. По его словам, такой запрет касался не только мусульман, «но и православных, когда людей просили воздержаться в праздник Пасхи от массовых собраний… Не дай Бог, если кто-то заразится и умрет от этой инфекции. Мы в полной мере осознаем, что напряженность в связи с коронавирусом сохраняется. У нас есть опыт в проведении дистанционной организации мероприятий». Лидер Совета муфтиев России Равиль Гайнутдин также подчеркнул, что, «соглашаясь и будучи законопослушными, мы с ответственностью подходим к защите здоровья наших прихожан, которых мы в этом году ожидали на намаз Ураза-Байрам в количестве не менее 150 тысяч человек только в Соборной мечети. К сожалению, вот уже второй год мы вынуждены отказать прихожанам в возможности насладиться единением и коллективно провести намаз». Руководитель Центра по изучению проблем религии и общества Института Европы РАН Роман Лункин считает, что полный запрет на участие верующих в богослужениях, хотя и обоснован заботой о здоровье граждан, но на втором году пандемии выглядел «анахронизмом или, по крайней мере, излишним усердием чиновников»[46]. Как бы то ни было, власти и мусульманские духовные лидеры, смогли найти компромисс, сколь бы сложным и неоднозначным ни казалось такое решение. Тем не менее, и на рубеже 2022 года санитарно-эпидемиологическая ситуация не выглядит благоприятной. В этой связи потребуются чрезвычайно тонкие инструменты настройки для предотвращения массового недовольства верующих новыми «традициями», хотя и оправданными с медицинской точки зрения, но противоречащих их религиозным установкам.

В сентябре 2021 года Глава ДСМР, член Общественной палаты РФ, муфтий Москвы Альбир-хазрат Крганов принял участие в работе круглого стола на тему: «Миграционные процессы в контексте обеспечения общественной безопасности на современном этапе: риски, угрозы и актуальные решения по их минимизации». В своем выступлении он отметил, что миграционная политика страны не должна реализовываться в ущерб гражданам многонационального российского общества. В первую очередь, необходимо думать о благополучии граждан, проживающих в России. Но проводимую миграционную политику стоит определять, в том числе, и в свете активной деятельности России в ОДКБ, ШОС и ЕАЭС. «Важный момент в работе с мигрантами — правильная адаптация к условиям пребывания в России. Сейчас мигранты, приезжая в нашу страну, предоставлены сами себе, по большому счету. В многообразии информации сложно найти ответы, сложно дозвониться до различных структур, это незащищенный пласт людей, не знающих своих прав, на котором недобросовестные сотрудники и организации пытаются заработать», — резюмировал Крганов[47].

 

Неконвенциональные группы мусульман и власть: проблемы отношений

В контексте государственно-конфессиональных отношений России важным вопросом является политика властей к неконвенциональным группам мусульман. Данный сюжет имеет множество различных аспектов.

Во-первых, такие группы, как правило, весьма активны в информационном плане. Они пытаются переключить внимание как верующих мусульман, так и граждан РФ, представляющих другие вероисповедания, на себя и представить себя как носителей «правильной» версии ислама. Как следствие, возникающая порой дезориентация и восприятие групп, не зарегистрированных официально, запрещенных российским законом или не подчинающихся юрисдикции действующих и признаваемых муфтиятов как «подлинных защитников веры». Эксплуатируя свою «альтернативность», они спекулируют на тему антимусульманских репрессий, нарушений прав верующих, сеют раздор и вражду.

Во-вторых, такие группы успешно работают «на экспорт». Совсем не случайно, различные государственные и общественные структуры из-за рубежа продвигают их образ как «невинно пострадавших» и преследуемых. Так, Комиссия США по свободе вероисповедания в странах мира (USCIRF) в своем докладе 2021 года предлагает отнести Россию, Индию, Сирию и Вьетнам к «странам, вызывающим особую озабоченность». В этот список уже входят Иран, Пакистан, Таджикистан, Туркменистан и шесть других стран. Стоит отметить, что «особой заботы» американских защитников свободы слова почему-то беспокоят представители тех структур, которые законодательно в России запрещены. Речь идет о последователях «Таблиги Джамаат», крымских сторонниках партии «Хизб ут-Тахрир аль-Ислами» (ХТ) (меры в отношении них связывают с российской «аннексией» полуострова), а также последователей Саида Нурси. Конечно же, под огнем критики оказываются и российские правоохранители на Северном Кавказе[48].

Как бы то ни было, в России под запретом оказываются различные псевдосалафитские структуры и сети, партия «Хизб ут-Тахрир аль-Ислами» (ХТ), учения проповедников турецкого происхождения Саида Нурси (1878-1960) и Фетуллы Гюлена (родился в 1942 году в Эрзеруме, в настоящее время проживает в штате Пенсильвания, США), деятельность «Таблиги Джамаат» («Общества по распространению веры»). Среди части российских мусульман политика властей ко всем вышеобозначенным структурам, воспринимается неоднозначно, а порой и как излишне и необоснованно запретительная. Как следствие, попытки представить действия исполнительной, судебной власти, правоохранительной системы в отношении активистов ХТ, салафитов или «таблиговцев», как проявления государственной исламофобии[49]. И эти оценки требуют качественной реакции со стороны как официальных муфтиятов, так и правоохранительных структур. Религиозным организациям, общественным и государственным институтам в данной связи необходимо проводить широкую просветительскую работу, развенчивать идеологию экстремизма от основ веры. Тем самым, исключить возможность вербовки и использования набожных чувств верующих в противозаконных действиях.

Рассмотрим ряд резонансных дел, связанных с участием россиян в неконвенциональных организациях в 2021 году.

12 января Южный окружной военный суд вынес приговор по так называемому «белогорскому делу» «Хизбут-Тахрир» в Крыму и приговорил троих обвиняемых к длительным срокам заключения[50].

17 февраля сотрудниками ФСБ были задержаны шестеро жителей Республики Крым и Севастополя. Им предъявлены обвинения по ст. 205.5 УК РФ («Организация деятельности террористической организации или участие в таковой») в связи с причастностью к запрещенной в РФ экстремистской организации «Хизбут-Тахрир».

В этот же день слушания по делу двоих последователей данной организации начались в Центральном окружном военном суде Самары. Фигурантам вменяется участие в деятельности террористической организации (ч. 2 ст. 205.5 УК РФ) и публичные призывы к террористической деятельности в сети «Интернет» (ч. 2 ст. 205.2 УК)[51].

18 февраля ФСБ России сообщила о задержаниях членов террористической организации «Хизбут-Тахрир» в 10 регионах страны: в Республике Крым, Москве, Санкт-Петербурге, Приморском, Краснодарском краях, республиках Башкортостан и Дагестан, а также в Орловской, Калужской и Ивановской областях. По местам жительства задержанных обнаружены и изъяты запрещенные в России пропагандистские материалы, средства связи, электронные носители информации, использовавшиеся ими при ведении террористической деятельности[52].

30 марта УФСБ России по Республике Адыгея во взаимодействии с УФСИН России по Республике Адыгея пресечена преступная деятельность гражданина РФ, отбывающего наказание в ФКУ ИК-2 УФСИН России по Республике Адыгея за совершение преступлений террористической направленности, причастного к формированию в пенитенциарном учреждении религиозно-экстремистской ячейки[53].

20 мая в Саратовской области было возбуждено уголовное дело против 50-летнего местного жителя – члена запрещенной в РФ экстремистской организации «Таблиги Джамаат»[54].

27 мая 2021 года в Республике Марий Эл за распространение фильма «Чудеса Корана», внесенного в Федеральный список экстремистских материалов, несколько граждан привлечены к ответственности. Впрочем, относительно этого фильма существуют разные оценки. В мае 2013 года суд в Северной Осетии оштрафовал на полторы тысячи рублей сына муфтия республики Заурбека Гацалова за попытку передачи диска с запрещенным к тому времени фильмом «Чудеса Корана» осужденному. Муфтий Хаджимурат Гацалов потребовал провести экспертизу фильма и обжаловал решение суда. В ноябре того же года суд оправдал Заурбека. В постановлении было указано, что мировой суд не установил соответствие между содержимым диска, изъятого у Гацалова, и признанным экстремистским фильмом. Производство по делу прекратили[55].

22 июля 2021 года Следственный комитет РФ объявил о задержании в Ставропольском крае 7 жителей Республики Дагестан, Карачаево-Черкесской Республики и Ставропольского края, подозреваемых в попытке взорвать отдел полиции в Кисловодске. Следствие считает задержанных участниками запрещенного в России экстремистского религиозного объединения «Ат-Такфирваль-Хиджра»[56].

Очевидно, что подобные эксцессы требуют тщательного анализа. Крайне важно найти оптимальную форму правоприменения, чтобы  чувства верующих не были ущемлены и не рассматривались, порой,   только в рамках  экстремистских проявлений.

 

Выводы и практические рекомендации

Ислам является неотъемлемой исторической частью российского социума и одним из важнейших элементов российской идентичности и культурного пространства. По словам президента России Владимира Путина, «мусульманская община России активно участвует в жизни страны, вносит неоценимый вклад в поддержание межнационального мира и гражданского согласия в обществе, укрепление института семьи, воспитание молодежи»[57]. Забвение этой роли чревато дестабилизацией и конфликтами.

Анализ ситуации с правами мусульман в Российской Федерации позволяет сделать вывод о наличии целого ряда серьезных проблем. Некоторые из них (миграция) оказались обострены в связи с последствиями коронавирусной пандемии. Не изжиты такие пороки, как исламофобия. Далеко не всегда судебные инстанции и органы власти различных уровней осознают проблемы верующих мусульман, не всегда адекватно откликаются на запросы российской исламской общины, не связывают воедино интересы России на международной арене и вопросы ее внутренней безопасности.

В то же время, уже имеющийся опыт гармонизации межэтнических и межконфессиональных отношений в обществе позволяет государству эффективно решать имеющиеся задачи. В этом ему помогают духовные авторитеты, гражданские активисты, правозащитники. Можно говорить о преодолении многих конфликтных трендов на Северном Кавказе, опыте разрешения внутриисламских противоречий, а также проблем, возникавших во взаимоотношениях между представителями разных вероисповеданий.

На основании проведенного исследования положения мусульман и регулярного мониторинга ситуации на этом направлении ЦРО «Духовное собрание мусульман России» и ООО «Российская ассоциация защиты религиозных свобод» предлагают следующие рекомендации органам государственной власти и институтам гражданского общества.

 

Федеральному Собранию Российской Федерации:

— повысить эффективность законодательного обеспечения вопросов, связанных с защитой прав верующих (включая мусульман) с привлечением экспертов по исламскому праву и специалистов-религиоведов;

— инициировать вопрос об активизации правозащитной деятельности внутри страны и за ее пределами по проблематике Ближнего и Среднего Востока, соблюдения прав мусульман в странах ЕС и в США;

 

Министерству образования и науки Российской Федерации совместно с правоохранительными структурами, Генеральной прокуратурой, ФСИН:

— издание методических пособий и онлайн обучающих программ для реализации обозначенных в докладе целей.

 

Министерству иностранных дел Российской Федерации и Россотрудничеству:

— разработать программы координации с участием исламских духовных авторитетов и общественных деятелей из стран – членов ЕАЭС, ОДКБ и ШОС по вопросам миграционного законодательства, продвижения евразйиской интеграции, межкультурной и межстрановой коммуникации государств – участниц интеграционных структур;

— активизировать программы публичной и народной дипломатии при поддержке государств-членов ЕАЭС, ОДКБ и ШОС.

 

Министерству обороны Российской Федерации:

— на базе Военного университета подготовить программы патриотического воспитания для военнослужащих мусульман при помощи представителей централизованных мусульманских организаций.

 

Верховному Суду Российской Федерации, Министерству юстиции Российской Федерации:

— создать экспертные группы с привлечением духовных авторитетов мусульманских централизованных и образовательных организаций и экспертов по исламскому праву на предмет ревизии списков экстремистской литературы.

 

Институтам гражданского общества:

— укреплять информационную координацию, в особенности в социальных сетях, блогосфере, телеграмм-каналах, для своевременного выявления и фиксации нарушений прав российских мусульман, включая и граждан РФ исламского вероисповедания, оказавшихся за рубежами нашей страны;

— активизировать взаимодействие с ЦРО мусульман России с целью выработки общих подходов к правозащитной деятельности и оказания правовой защиты лицам, подвергшихся дискриминации;

— централизованным и местным мусульманским организациям, высшим и средне-специальным мусульманским образовательным организациям, общественным структурам проводить регулярные курсы по повышению правовой грамотности и правовой культуры.

 

 

ПРИЛОЖЕНИЕ

 

Нарушения прав мусульман в зарубежных странах

Дискриминационные меры в отношении мусульман встречаются практически во всех частях мира. Крайне важно понимать эти тренды как в контексте российской внешней политики, имеющей и свое исламское измерение, так и в решении внутренних проблем. Зарубежный опыт и его критическое изучение позволит избежать ошибок в выстраивании государственно-конфессиональных отношений.

Совет ООН по правам в феврале 2021 года выпустил новый отчет о быстром росте исламофобии и «чрезмерной слежки» за мусульманами по всему миру. Специальный докладчик ООН по вопросам свободы религии или убеждений Ахмед Шахид объявил на пресс-конференции о публикации этого отчета под названием «Противодействие исламофобии (ненависти к мусульманам) для устранения дискриминации и нетерпимости к религии или убеждениям» государств, которые "ограничивают права мусульман на свободу веры и убеждений, ограничивают иные основные права мусульман и не обеспечивают безопасность мусульманских общин и организаций". В Китае авторы отчета усматривают нарушения прав мусульман-уйгуров, а в США правительственная программа рассмотрения заявлений на гражданство дискриминирует мусульман в пользу иммигрантов из «арабских, ближневосточных и южноазиатских стран», причем чиновники используют лояльных иммигрантов-мусульман в качестве доносчиков на нелояльных заявителей[58].

2021 год ознаменовался значительным ростом уровня исламофобии в Европе, по мнению авторов ежегодного отчета из Турецко-немецкого университета в Стамбуле (они публикуются с 2015 года). «Оглядываясь назад на последние шесть лет, многие наблюдатели единодушно соглашаются, что ситуация с исламофобией в Европе не только не улучшилась, но и ухудшилась, если не достигла критической точки», — говорится в докладе. Профессор международных отношений турецко-немецкого университета в Стамбуле Фарид Хафез объяснил это тем, что в 2020 году правительство Франции еще больше институционализировало исламофобию с помощью так называемого «закона о сепаратизме» и проводило авторитарную политику. По его словам, Макрон предпринимал шаги, направленные на узаконивание давления на мусульманские неправительственные организации. Он также выразил мнение, что французское правительство продолжило курс на притеснение мусульманской общины после убийства французского учителя истории Сэмюэля Пати в октябре 2020 года. По словам Хафеза, более 56 мечетей, обвиняемых в причастности к сепаратизму, систематически подвергались «особой оценке»[59].

В конце января 2021 года французская партия «Национальное объединение» во главе с Марин Ле Пен представила свой вариант законопроекта по случаю парламентских дебатов о сепаратизме, в котором предлагается изгнать из Франции исламистскую идеологию: запретить «практику, демонстрацию и публичное распространение исламистской идеологии» в кино, прессе, библиотеках и школах, среди чего запретить ношение женщинами хиджабов[60].

В феврале 2021 года мусульманка сомалийского происхождения из Норвегии подала иск в ЕСПЧ в связи крещением своего ребенка без согласия матери. Мариам Ибрагим родила ребенка в 2009 году в Кении. Затем она перебралась в Норвегию, где получила статус беженца. Однако впоследствии органы социальной опеки изъяли ребенка из семьи из-за ненадлежащих условий и отдали на воспитание семейной паре баптистов, которая решила его усыновить и крестить. В 2019 году мусульманка добилась в ЕСПЧ права видеться с ребенком. Она обвиняет норвежские власти в нарушении 9 статьи конвенции по правам человека и нарушении религиозной свободы путем изоляции ребенка от исламской среды[61].

В июне 2021 г. в сеть попало видео, где некий молодой человек скандировал на одной из улиц Лондона свои невежественные лозунги, прямым текстом заявляя прохожим о своей ненависти к мусульманам, и оскорбил последователей религии, называя их представителями «грязной расы». Данный случай вызвал негодование многих британцев, которые упрекнули молодого человека в невежестве, нетерпимости и деструктивном поведении.

Межпартийная группа парламента Шотландии по борьбе с исламофобией в конце июня 2021 года провела первое общественное исследование ситуации с исламофобией в стране, в котором приняли участие 447 респондентов. Результаты показали, что 83% респондентов-мусульман заявили о том, что они, так или иначе, непосредственно сталкиваются с проявлениями исламофобии, причем с женщинами это происходит чаще, чем с мужчинами. Исследование также показало, что 75% мусульман считают, что исламофобия является повседневной проблемой в шотландском обществе, а еще 78% полагают, что ситуация с каждым разом лишь ухудшается[62].

В начале декабря 2021 года неизвестные совершили нападение на Большую мечеть в городе Ларнака на территории греческой части Кипра. Глава Управления по делам религий Турции (Диянет) Али Эрбаш заявил по этому поводу: «Я категорически осуждаю неуважительный акт, совершенный против Большой мечети Ларнаки, расположенной в зоне ответственности греко-кипрской администрации на юге Кипра. По нашему мнению, культовые сооружения считаются неприкосновенными. Такое неуважительное отношение к местам поклонения и святыням недопустимо»[63].

Несмотря на то, что США позиционируют себя как государство-гарант защиты прав человека, ввиду своего этнического, расового и религиозного многообразия, в стране по-прежнему наблюдается дискриминация и случаи нарушения прав отдельных меньшинств, в том числе и мусульманского сообщества. Согласно отчету Совета американо-исламских отношений, за 2021 год, количество антимусульманских групп в стране с 2016 года выросло в три раза, а создание негативного имиджа мусульман в фильмах и телевизионных программах, основанное на стереотипах и расовых предрассудках, лишь только способствует разжиганию дискриминации, вражды и насилия в отношении американских мусульман. Тем не менее, по мнению экспертной группы ОИС по мониторингу исламофобии в мире, в последнее время в регионе Северной Америки (США и Канада) наметилось снижение случаев дискриминации на религиозной почве, и были выявлены положительные тенденции по снижению проявлений исламфобии.

Мусульманский имам Юсеф Мейсонет в феврале 2021 года обвинил в нарушении норм религиозной свободы пятерых сотрудников Департамента исполнения наказаний штата Алабама, включая протестантского тюремного капеллана. Ранее он неоднократно пытался добиться для себя допуска в камеры смертников-мусульман, чтобы напутствовать их перед казнью[64].

В ноябре 2021 года в Верховном суде США началось слушание дела о нарушении прав граждан-мусульман США со стороны ФБР. Трое мусульман из Ирвина, штат Калифорния — шейх Ясир Фазага, Али Малик и Ясер Абдель Рахим — подали иск на спецслужбу в связи с незаконной слежкой после терактов 11 сентября 2001 г. Сообщается, что сотрудники ФБР незаконно следили за вышеупомянутыми гражданами и получали через информатора доступ к их персональным данным в течение 14 месяцев в период 2006-2007 гг. Истцы уверены в нарушении своих прав и свобод, поскольку они подверглись наблюдению только из-за своего вероисповедания и псевдорелигиозных стереотипов[65].

Непростой для мусульман остается ситуация в Индии. И исламофобские настроения не получают однозначного осуждения со стороны правящей партии «Бхаратия джаната парти», ориентированной идеологически на индусский национализм. Ее представители в погоне за голосами избирателей пытаются спровоцировать конфликт между христианами и мусульманами. Так в штате Керала, где представители двух этих религиозных общин вместе составляют 45%, в феврале 2021 года один из лидеров этого региона открыто поддержал обращение собора Св. Софии в мечеть в Стамбуле, надеясь тем самым возбудить конфликт и привлечь для себя больше голосов избирателей[66].

Так, 17 мая 2021 года власти индийского штата Уттар-Прадеш снесли мечеть Гариб Наваз аль-Маруф, построенную более столетия назад. Бульдозеры под охраной полиции уничтожили здание, а затем обломки свалили в близлежащую реку. Мечеть была снесена под предлогом отсутствия надлежащей документации[67].

Согласно докладу правозащитной организации «Amnesty International», после терактов на Пасху 2019 года на Шри-Ланке усилилась нетерпимость в отношении мусульман, которую усиливают сингало-буддийские националисты, пользуясь терактами как поводом. Они повлияли на решение властей кремировать тела мусульман с коронавирусом, запретить ношение никабов и работу медресе[68].

По-прежнему непростая ситуация с правами мусульман в Мьянме/Бирме. В начале февраля ООН выразила обеспокоенность положением мусульман из народа рохинья после переворота в Мьянме. Официальный представитель Генерального секретаря ООН Стефан Дюжаррик заявил, что положение 600 тыс. мусульман в Аракане усугубится после военного переворота в Мьянме. Также в ООН обеспокоены вопросами возвращения беженцев-рохинья из Бангладеш[69].

Ситуация с правами уйгур-мусульман Синьцзян-Уйгурского автономного района на северо-западе Китая уже не первый год широко обсуждается. В июне 2021 года 44 страны (США, их европейские союзники, Канада, Австралия, Япония и ряд других) призвали Пекин обеспечить доступ независимым наблюдателям, включая Верховного комиссара ООН по правам человека Мишель Бачелет, в те части страны, где проживают представители религиозных и этнических меньшинств.[70]

МИД КНР отрицает подобные обвинения. Министр иностранных дел Китая Ван И заявил: «Проблемы, касающиеся Синьцзяна, не связаны с правами человека, национальным или религиозным вопросами. Они имеют прямое отношение к терроризму, сепаратизму и экстремизму». Этот тезис был озвучен им в ходе видеоконференции с представителями американского Совета по международным отношениям. Как пояснил китайский министр, Пекин предпринял целый ряд шагов для того, чтобы пресечь террористическую деятельность в СУАР. «Мы приглашаем американских друзей посетить Синьцзян и убедиться, какой он на самом деле. Не надо верить лжи и сплетням», — подытожил Ван И[71].  Наша цитата не дает поводов американцам, мы наоборот приводим «закрывающей цитатой» главу МИД КНР. Умолчание тут не лучший метод, ситуация описывается корректно, без проамериканских выводов. Тем более, в прошлогоднем докладе к этой истории обращались. Первоначальный фрагмент в этой части доклада изменен.

Таким образом, факты нарушения прав мусульман в современном мире могут быть классифицированы по трем основным группам: акты физического насилия, дискриминация и диффамация со стороны государственной власти и усиление тенденций исламофобии на основе роста этнонационалистических ценностей.

 

[1] //http://www.pewforum.org/The-Future-of-the-Global-Muslim-Population.aspx  2011, January, 27

[2] http://www.kremlin.ru/acts/bank/11523

[3] http://www.kremlin.ru/events/president/letters/65563

[4] http://kremlin.ru/events/president/transcripts/19473

[5] https://www.samddn.ru/novosti/novosti/prezident-rossii-vladimir-putin-podpisal-rasporyazhenie-o-podgotovke-i-provedenii-prazdnovaniya-1100/

[6] https://www.interfax.ru/russia/812175

[7] https://ria.ru/20210723/lavrov-1742529842.html

[8] https://dsmr.ru/2344-zayavlenie-dukhovnogo-sobraniya-musulman-rossii-o-situatsii-v-afganistane.html

[9] https://magazines.gorky.media/oz/2003/5/islamofobiya.html

[10] https://lenta.ru/articles/2021/07/10/bratia/

[11] https://lenta.ru/articles/2021/01/25/amir/

[12] https://rk.gov.ru/ru/article/show/10202

[13] https://xn--b1aew.xn--p1ai/reports/item/26023627

[14] http://www.kremlin.ru/events/president/news/64938

[15] https://www.kommersant.ru/doc/5050473

[16] Там же

[17] https://islamnews.ru/2021/11/12/dukhovnoe-sobranie-musulman-otvetilo-na-vypad-deputata-gosdumy-borodaya-protiv-mechetey

[18] https://dsmr.ru/2467-ekstremisty-cherpayut-svoyu-ideologiyu-v-drugikh-mestakh-no-tolko-ne-v-mechetyakh.html

[19] https://www.dumrf.ru/common/regnews/19402

[20]https://eadaily.com/ru/news/2021/11/23/v-duhovnom-sobranii-musulman-rossii-osudili-predlozhenie-dum-gaynutdina

[21] http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_16218

[22] https://dsmr.ru/1691-s-mezhkonfessionalnoj-garmonizatsiej-u-nas-vse-khorosho-no-vot-vopros-nekhvatki-mechetej-neobkhodimo-reshat.html

[23] https://dsmr.ru/2052-faktor-nekhvatki-mechetej-mogut-ispolzovat-ideologi-ekstremizma.html

[24] https://ria.ru/20211110/mecheti-1758370166.html

[25] https://www.ridus.ru/news/366844

[26] https://www.ridus.ru/news/366041

[27] https://dsmr.ru/1647-musulmane-volgogradskoj-oblasti-otstoyali-mechet-v-sude.html

[28] https://tass.ru/obschestvo/10433831

[29] https://perm.bezformata.com/listnews/dlya-prodleniya-ulitci-krisanova/92581138/

[30] https://bloknot-volgograd.ru/news/eto-dostoyanie-musulman-zdanie-tsaritsynskoy-meche-1313483

[31] https://www.kavkaz-uzel.eu/articles/370025/

[32] Там же.

[33] https://www.kavkaz-uzel.eu/articles/363857/

[34] https://moe-kursk.ru/news/people/336892

[35] http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_5142/

[36] https://knews.kg/2021/11/17/zhiteli-novoj-moskvy-obyavili-o-sozdanii-otryadov-samooborony-protiv-migrantov-smi/

[37] https://www.kavkaz-uzel.eu/articles/244966/

[38] https://www.kavkaz-uzel.eu/articles/244966/

[39] https://www.trtrussian.com/magazine/kto-ekstremizm-pridumal-tot-im-i-pogonyaet-5654392

[40] https://haqqin.az/news/216936

[41] Там же

[42] https://xn--b1aew.xn--p1ai/reports/item/26023627/

[43] http://dumrf.ru/common/event/19954

[44] https://xn--80afopibnefq.xn--p1ai/

[45] https://ria.ru/20210422/migranty-1729427439.html?in=t

[46] https://www.kommersant.ru/doc/4803478

[47] https://www.facebook.com/muftiy1951/posts/1536761773324174

[48] https://www.uscirf.gov/sites/default/files/2021-04/2021%20Annual%20Report_0.pdf

[49] https://golosislama.com/news.php?id=31080

[50] http://pravorf.org/index.php/smi-review/3017-proyavleniya-agressivnoj-ksenofobii-v-rossijskoj-federatsii-v-yanvare-2021-goda

[51] http://pravorf.org/index.php/smi-review/3021-proyavleniya-agressivnoj-ksenofobii-v-rossijskoj-federatsii-v-fevrale-2021-goda

[52] https://ural.tsargrad.tv/articles/oni-snova-gotovy-vzryvat-rossiju-islamisty-nashli-novye-puti_325218

[53] https://news.myseldon.com/ru/news/index/248111775

[54] https://www.saratov.kp.ru/online/news/4299163/

[55] https://www.idelreal.org/a/31276876.html

[56] https://www.kavkaz-uzel.eu/articles/366282/

[57] http://www.kremlin.ru/events/president/news/63394

[58] https://sedmitza.ru/text/9978543.html

[59] https://www.aa.com.tr/en/world/islamophobia-in-europe-has-worsened-in-2020-report/2460785

[60] http://www.interfax-religion.ru/?act=news&div=76628

[61] https://bitterwinter.org/norway-muslim-woman-asks-echr-to-rule-on-her-sons-forced-adoption-by-christians/ 

[62] Материалы мониторинга Духовного собрания мусульман России (ДСМР)

[63]https://diyanet.gov.tr/en-US/Institutional/Detail/33001/the-disrespectful-attitude-against-the-places-of-worship-can-never-be-accepted

[64] https://bitterwinter.org/alabama-sued-for-excluding-imams-from-execution-chambers/ 11

[65] https://islamnews.ru/2021/11/9/verkhovnyy-sud-vstal-v-tupik-v-dele-o-slezhke-za-musulmanami

[66] https://www.ucanews.com/news/bishops-warn-of-sectarian-politics-ahead-of-indian-states-polls/91372

[67] https://islamnews.ru/news-vlasti-snesli-istoricheskuyu-mechet-vopreki-postanovleniyu-suda

[68] https://www.ucanews.com/news/easter-attacks-increased-hostility-to-muslims-in-sri-lanka/94629

[69] https://islamnews.ru/news-obzor-smi-03022021

[70] https://www.dw.com/ru/bolee-40-stran-raskritikovali-kitaj-za-repressii-protiv-ujgurov/a-58008882

[71] https://tass.ru/mezhdunarodnaya-panorama/11235085

2022
В Москве прошли итоговые празднования 1100-летия принятия ислама Волжской Булгарией
2022
Выставка «С Востока свет» открылась в Институте востоковедения РАН
2022
Выставка «С Востока свет» открылась в Казанском Кремле
2022
Искусство художников увековечило историю ислама в России
2022
Делегация ДСМР принимает участие в Международном религиозном форуме R20 в Индонезии
2022
В Москве прошли информационные встречи мигрантов с участием представителей Росмигрант
2022
Мусульманские сообщества Индонезии и России развивают свое сотрудничество
2022
Муфтий Москвы Альбир хазрат Крганов встретился со студентами РАНХиГС при Президенте РФ