Централизованная религиозная организация Духовное собрание мусульман России
при поддержке Общероссийской общественной организации Российская ассоциация защиты религиозной свободы

 

Экспертный доклад

О ситуации с соблюдением прав мусульман в Российской Федерации

 

г. Москва,  2020 г.

 

Введение

В 2020 г. отмечалось заметное снижение качества жизни и деградация уровня обеспечения прав и свобод мусульман по всему миру. Зафиксирован рост радикализации общественных настроений, усиление исламофобии, дискриминации и преследований по этноконфессиональному признаку.

Главной причиной этих негативных тенденций стало распространение пандемии коронавирусной инфекции, приведшей к изоляции исламских общин. Вместе с тем на ухудшение положения мусульман влияла не только эпидемическая обстановка. Многие из факторов стали прямым следствием целенаправленной социальной инженерии властей отдельных государств.

Долгосрочное негативное воздействие продолжали оказывать действующие и тлеющие вооруженные конфликты. Вызванный пандемией разрыв торговых цепочек-поставок грозит беспрецедентным голодом народам стран Ближнего Востока, Северной и Центральной Африки и Азии[1]. Заметно ухудшилось положение беженцев и вынужденных переселенцев, проживающих как в странах Ближнего Востока, Азии и Африки, так и на Евразийском пространстве.

Реперной точкой кризисных процессов в этом году стало убийство 16 октября в пригороде Парижа 18-летним выходцем из Чечни Абдуллахом Анзоровым учителя истории Самюэля Пати. Это событие привело к резкому всплеску межконфессиональных противоречий в Европе, отозвавшись афтершоками по всему миру.

Глобальные тенденции не могли не сказаться и на ситуации в России. Французские события дали толчок к публичному проявлению исламофобии со стороны ряда публичных лиц и политиков. Пандемия привела к острым социальным проблемам, связанным с мигрантами из мусульманских стран Средней Азии и Азербайджана, которые оказались в тяжелом положении по причине закрытия границ. Обострение Нагорно-Карабахского конфликта также спровоцировало усиление межконфессиональных противоречий на российской территории.

Звучание в 2020 г. в России приобрели темы обеспечения адекватного представления исламской культуры, учета интересов мусульманской общины при формировании национального культурного дискурса, предотвращения негативного влияния на образовательные и воспитательные процессы в исламской среде со стороны оппонентов России на мировой арене.

Вместе с тем, используя обширный опыт преодоления кризиса межэтнических и меконфессиональных противоречий 90-х – начала 2000-х, сейчас России удается последовательно добиваться гармонизации отношений между представителями основных этнических и конфессиональных групп, снижения напряжения, решения застарелых проблем.

Расширению внимания российских властей к проблемам прав и свобод мусульман способствует последовательная работа общественных деятелей и целевых институтов гражданского общества. Прорабатываются новые программы предотвращения конфронтационных ситуаций на национальной почве, выделяются дополнительные деньги на работу с нацменьшинствами и мигрантами. «Следует подумать и над более серьезным финансированием программ, направленных на гармонизацию межнациональных и межконфессиональных отношений. Кроме того, необходимо проводить системный мониторинг для раннего предупреждения конфликтных ситуаций в этой сфере», — подчеркнул заместитель Председателя Совета Безопасности России Д.А.Медведев[2].

Представляемый вашему вниманию экспертный доклад является продолжением начатой в 2019 г. Духовным собранием мусульман России при поддержке Российской ассоциации защиты религиозной свободы комплексной работы по анализу положения дел с соблюдением прав российских мусульман. В документе систематизируются основные обозначенные вызовы в сфере защиты прав исповедующих ислам граждан России и мигрантов, даны оценки и рекомендации по дальнейшему совершенствованию российской внутренней и внешней политики на исламском направлении.

 

 1.     Проявления исламофобии

Российское общество, в целом, не подвержено исламофобии. Россия является многонациональным и многоконфессиональным государством с момента начала своего исторического развития.

О положительных тенденциях в развитии межнациональных и межконфессиональных отношений, в том числе постоянном снижении в российском обществе исламофобии, свидетельствуют результаты проведенного в марте 2020 г. социологического опроса Всероссийского центра исследования общественного мнения. Опрос был посвящен динамике межнациональных и межконфессиональных отношений за последние 15 лет. Так, согласно данным опроса, чаще об улучшении ситуации говорят именно мусульмане: это отмечает каждый третий (32% по сравнению с 24% в среднем по стране)[3]. Это позволяет сделать вывод о том, что российские мусульмане действительно за последние 15 лет ощутили позитивные изменения в области межнациональных отношений.

К сожалению, эти взгляды разделяют далеко не все россияне. В российском обществе имеют место отдельные проявления исламофобии на бытовом уровне. Как правило, речь идет о гражданах, придерживающихся неонацистских и радикальных националистических воззрений. Так, 26 мая 2020 г. на мусульманском кладбище в Сургуте неизвестные разгромили более десяти могил. Вандалы повалили каменные надгробия, некоторые плиты раскололись. 22 июня в г. Электрогорске Московской области неизвестные разрушили плиту с цитатой из Корана, украшавшую фасад мусульманского культурного центра[4].

Заслуживает внимания история солдата-срочника Артура Хакимова из Челябинска, который, по данным правозащитной организации «Комитет-Совет солдатских матерей России», сбежал из воинской части из-за насилия со стороны сослуживцев. О побеге 19-летнего челябинца из части в посёлке Большая Тура стало известно 3 января 2020 г. По данным СМИ, впоследствии на дороге его подобрал дальнобойщик, который узнал беглеца по ориентировкам. Мужчина уговорил парня добровольно сдаться полиции, чтобы избежать уголовного преследования. Солдат так и сделал, уложившись в трехдневный срок, предусмотренный законодательством в данных случаях[5].

Эта история требует дальнейшего анализа, однако, по некоторым признакам, она может быть квалифицирована как проявление неуставных отношений, в основе которых были элементы неприязненного отношения на религиозной почве.

Данные акты исламофобии являются незначительными по масштабам и не одобряются подавляющим числом россиян. Тем не менее, они свидетельствуют о наличии ряда системных проблем в сфере культуры, образования и воспитания, для решения которых необходимо мобилизовать силы государства и общества.

Член Совета при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека Александр Брод, анализируя данную проблему, приходит к следующему выводу: «Именно образование, духовное воспитание — одна из существенных преград в распространении невежества, нетерпимости по отношении к религиозным конфессиям»[6].

Фактором, безусловно, подогревшим точечные проявления исламофибии стали антимусульманские настроения президента Франции Эммануэля Макрона. В своей речи о «борьбе с сепаратизмом», последовавшей за октябрьскими событиями в пригороде Парижа, он заявил, что ислам — «религия, находящаяся в кризисе по всему миру», и французские власти обратят особое внимание на обучение детей. Макрон высказал идею о необходимости построить в стране «просвещенный ислам» и «освободить ислам во Франции от иностранного влияния».

Президент Франции поставил мусульманам ультиматум — в течение двух недель «покориться ценностям Республики в своей вере»[7].

9 декабря 2020 г. во Франции был обнародован законопроект, направленный на борьбу с т. н. «исламистским радикализмом».

Среди примечательных мер — обязательное обучение в школе с трехлетнего возраста с возможностью отказа от обучения в пользу домашнего обучения только в особых случаях. Эта мера направлена на то, чтобы покончить с так называемыми «подпольными» школами.

Другая статья призывает мечети регистрироваться как места отправления культа, чтобы их можно было лучше идентифицировать. Многие из более чем 2600 мечетей страны в настоящее время работают по правилам для ассоциаций. Иностранное финансирование мечетей, хотя и не запрещено, должно быть заявлено, если оно превышает 10 000 евро.

Законопроект предусматривает наказание в виде штрафа и тюремного заключения на срок до одного года за то, что врач предоставит молодой женщине свидетельство о девственности, которое иногда требуется для вступления в брак.

При этом слова «ислам» или «мусульманин» ни разу не упоминаются в тексте, состоящем из примерно 50 статей, направленных на обеспечение лучшего надзора за мечетями, ассоциациями, государственными службами и школами и нацеленных на дальнейшую защиту французского секуляризма, который уже закреплен в законе. Но истинная цель закона ни для кого не является секретом.

Правозащитные группы выражают обеспокоенность по поводу этой законодательной инициативы французских властей, которая направлена на дискриминацию французских мусульман.

Необходимо отметить, что действия Макрона являются грубым нарушением прав мусульманского населения, принципа свободы совести и вероисповедания. Президент страны – члена Совета Безопасности ООН и одного из лидеров Евросоюза фактически обвинил в причастности к совершенному одним человеком преступлению все мусульманское сообщество страны.

Позицию Российской Федерации по поводу соблюдения прав мусульманской общины во Франции изложил 17 декабря 2020 г. на ежегодной пресс-конференции Президент России Владимир Путин: «Там, где начинается свобода другого человека, заканчивается твоя свобода. Это постулат, общий причём. И те, кто действует бездумно, оскорбляя права верующих, их чувства, они всегда должны помнить о том, что это будет иметь какую-то ответную реакцию. С другой стороны, эта ответная реакция не должна быть агрессивной. Во всех мировых религиях, в том числе в христианстве, в исламе — я недавно приводил даже цитаты из священных писаний, из Корана, из Библии, из Торы, из священного писания буддистов, — во всех мировых религиях нет намёка на агрессию»[8].

Оценку данных событий российскими мусульманами выразил председатель Духовного собрания мусульман России (ДСМР) муфтий Альбир Крганов. «С одной стороны, мы, мусульмане, осуждаем убийство учителя, вообще любого человека убивать никому нельзя… Но, с другой точки зрения, ту позицию, которую заняли, как мы видим, в некоторых европейских городах, в том числе и во Франции, мусульмане воспринимают как исламофобскую», — сказал он. Муфтий отметил, что мусульмане России с большой настороженностью наблюдают за происходящим в Европе: «С одной стороны, возрастает градус открытой исламофобии и в Германии, и во Франции, и в других регионах, с другой стороны — антисемитизм... Стремительно Европа идет, как бы мы сказали, не туда, и здесь нельзя играть на чувствах верующих».

По мнению А. Крганова, мусульманский мир не может воспринимать саму характеристику терроризма или экстремизма как порождение ислама. «Исламского терроризма, убийства быть не может. Есть священный Коран, сунна Пророка, которые к этому никогда не призывали, наоборот, запрещали убийство и призывали к миру и добрососедству. Вот что в основе ислама», — заключил муфтий[9].

В октябре 2020 г., после теракта в пригороде Парижа, лидер ЛДПР Владимир Жириновский отметился рядом резонансных заявлений. В частности, в интервью радиостанции «Эхо Москвы» он заявил следующее: «Гюлен сидит в Америке, проповедник турецкий. И 150 школ открыл по всей Средней Азии, в том числе, в Казани. Чему там учили? Мы должны контролировать, чему учат в школах, которые открываются иностранными проповедниками из иностранных центров. Красиво всё: образование, школа. Но там чуть-чуть добавляют яда: антирусские настроения, антиправославные настроения. Потом мы получаем экстремистов, фанатов, радикалов, которые берут пример. Вот вам, пожалуйста, в Париже несколько случаев, где-то еще, может быть. И у нас в Казани что-то там произошло… Надо проверить все учебные заведения, где может быть экстремистская литература. Вот когда вскрывают «спящие» ячейки, там находят очень много»[10].

Безусловно, В.В.Жириновский, известный эмоциональными выпадами и резонансными обвинениями, в очередной раз перегнул палку. Его слова, созвучны французскими обвинениями всего исламского мира, и бросают тень на все мусульманские учебные заведения в России[11]. Вместе с тем, отрицать интерес иностранных разведслужб и фактов намеренного внедрения через негосударственные учебные заведения выгодной оппонентам России повестки – вряд ли кто-то возьмётся.

В то же время, существенно большую опасность представляют высказывания ряда известных политиков, журналистов и общественных деятелей, содержащие в себе черты исламофобии.

Известная журналистка, блогер, а в прошлом кандидат на должность Президента Российской Федерации, Ксения Собчак выложила в своих социальных сетях пост, в котором выразила восхищение жесткой позицией Макрона и призвала религиозных людей отказываться от просмотра того контента, который им не по душе, но позволить другим людям пользоваться своей свободой слова.

Кроме того, Собчак раскритиковала позицию главы Чечни Рамзана Кадырова, который заявил, что свободой слова во Франции называют «издевательское отношение к религии» и «покушение на ценности других людей». Блогер напомнила, что убитый учитель перед демонстрацией карикатур предложил на время покинуть класс тем ученикам, которых могло оскорбить содержание рисунков по религиозным причинам.

«Удивительно средневековое понимание «покушения на ценности». То есть не принимать ценности других — это покушение на них? Не хотите смотреть на рисунки пророка — не смотрите. Свобода — в том, чтобы покинуть класс, где их показывают, оставляя свободу всем остальным делать то, что хочется и нравится им. Ведь они же добиваются своего — про Мухаммеда и мусульман все боятся даже пошутить!!! А значит уже лишили свободы террором. Именно поэтому Макрон, который в современной, полумусульманской Франции сказал такое, — мой герой», — написала Ксения Собчак[12].

Еще дальше в исламофобской риторике пошла известная либеральная журналистка Юлия Латынина. 28 октября 2020 г. в интервью радиостанции «Эхо Москвы», анализируя ситуацию во Франции, она заявила следующее: «Вообще, с моей точки зрения, очень зря Европа задавила ИГИЛ[13], потому что идеально было бы как раз оставить это государство в Сирии и, наоборот, высылать в него всех людей, которые говорят, что «вот тут европейцы ходят без паранджи, ходят без чадры, не хорошо себя ведут, «псы ада»… мы так не можем жить, они должны передумать и перемениться». Очень хорошо. Если этим людям так тяжело жить в Европе, да, собственно, если этим людям так тяжело жить в России, пожалуйста, вот у вас есть государство, построенное по вашему образу и подобию — отправляйтесь туда и живите там, как хочется. Я считаю, что уничтожение ИГИЛа[14] было большой ошибкой. Надо было дать этим прекрасным людям построить то государство, которое они хотели и высылать туда из ужасной, страшной Европы, в которой нельзя этим прекрасным людям жить, в то государство, которое им нравится»[15].

Последнее заявление, прозвучавшее в эфире популярной в России и имеющей миллионную аудиторию радиостанции из уст известной журналистки и писательницы, постоянно проживающей в США, но позиционирующей себя в качестве российского общественного деятеля, представляется особенно опасным, содержащим не только исламофобские, унижающие человеческое достоинство религиозной группы, но и отчетливо экстремистские идеи.

Примером исламофобии являются действия турецкого блогера Ибрагима Атабея, осквернившего священную книгу мусульман Коран и оскорбившего пророка Мухаммада. 16 ноября 2020 г. в прямом эфире социальной сети YouTube Атабей оскорблял Коран и вырывал из него страницы. Видеоролик вызвал бурную реакцию среди интернет-пользователей, которые резко осудили оскорбляющие чувства верующих действия блогера. В предыдущих роликах он также позволил себе оскорбительные высказывания о пророке Мухаммаде[16].

В настоящее время Атабей скрывается от турецкого правосудия на территории Российской Федерации, а, следовательно, его исламофобская выходка имеет непосредственное отношение к нашей стране.

Наличие подобных заявлений известных в России политиков и общественных активистов требует отдельного анализа и актуализирует проблему этического поведения представителей политической сферы. С нашей точки зрения, подобные суждения должны стать предметом особого внимания со стороны профильных комитетов и комиссий Государственной Думы, Совета Федерации, Общественной палаты России. Необходимо выработать ответ со стороны всех институтов гражданского общества в отношении проявлений исламофобии в публичной общественно-политическом пространстве.

Еще одним проявлением исламофобии является распространенное в публичном пространстве отождествление террористической деятельности с исламом и мусульманами. Попытки связывать экстремизм и терроризм с исламом и другими традиционными религиями является недопустимым.

Глава Духовного собрания мусульман России муфтий Альбир Крганов в ходе пресс-конференции в Москве выразил сожаление в связи с тем, что российские СМИ стали активно использовать словосочетание "исламский экстремизм" на фоне событий во Франции, где провокации против ислама и мусульман привели к росту насилия[17].

В июле 2020 г. возникла ситуация, которая может спровоцировать рост исламофобии. Духовное управление мусульман России (ДУМ РФ) запретило мусульманам жениться на немусульманках.

В богословском заключении, опубликованном на сайте Духовного управления, сказано: «Совет улемов ДУМ РФ постановил, что межконфессиональные браки, в частности с представительницами людей Писания, на территории РФ недопустимы и возможны лишь в определенных единичных случаях по решению местного муфтия, который рассматривает и принимает во внимание все обстоятельства данного конкретного случая»[18].

Согласно решению, выйти замуж за мусульманина может немусульманка, которая, например, считает Иисуса не Богом, а Божьим посланником, наряду с пророком Мухаммедом, и признает существование единого Бога. При этом женщина должна выражать готовность следовать предписаниям Корана. В заявлении сказано, что для двух столь близких людей, как муж и жена, для прочности их союза важно наличие общих жизненных ценностей, в том числе и в вопросах религии.

Исламовед, профессор МГЛУ Роман Силантьев отметил, что в суннитском исламе существует четыре правовых школы, три из них запрещают вступление в брак с немусульманками, а одна, самая распространенная в России — ханафитская — такой брак разрешала. То есть, уточнил эксперт, сейчас получается, что заключение ДУМ РФ противоречит школе, к которой принадлежат почти все их верующие. «К тому же оно претендует на то, чтобы носить некий общеисламский характер, а это так же ненормально, как если бы Православная церковь стала делать заявления от имени всех христиан», — подчеркнул Силантьев. «Подобное решение ДУМ РФ способно создать проблемы», — резюмировал исламовед[19].

Решение ДУМ РФ прокомментировал председатель Духовного собрания мусульман России муфтий Альбир Крганов. «Мы с уважением относимся к заключению наших братьев в совете улемов Духовного управления мусульман, но больше, чем сказано в Коране, добавить не можем. Всевышний разрешает браки с людьми Писания», — сказал Крганов.

При этом необходимо помнить о том, что предписания богословов — Совета улемов — носят не обязательный, а рекомендательный характер. «Надо учесть, что мы живем не в моноконфессиональной и мононациональной стране. По оценкам экспертов, около 25% браков в России — межнациональные и межконфессиональные. Это тысячи семей, в которых достойно воспитывают детей. Если люди любят друг друга, в отношениях должны быть уступки. А иначе возникают конфликты, начиная с того, в какой традиции дать ребенку имя», — отметил муфтий[20].

Свое мнение по данному поводу высказал и Верховный муфтий, председатель ЦДУМ России Талгат Таджуддин. Он подчеркнул, что запрет на заключение брака мусульманами с представителями других религий противоречит Корану: «В Коране говорится, что дозволено брать в жены целомудренных уверовавших женщин (мусульманок) и целомудренных нравственных девушек, представительниц других писаний (православных, католиков и иудеев), если дать им вознаграждение (калым)»[21].

 

2.     Строительство и возвращение мечетей: бюрократические и общественные препоны

Острой проблемой по-прежнему остается недостаточное количество мечетей и исламских центров. Несмотря на то, что в последнее время в различных регионах России было построено значительное количество культовых сооружений, ситуация остается сложной. Прежде всего, речь идет о регионах нетрадиционного проживания мусульман, в том числе, крупных мегаполисах. В таких городах, как Москва, Санкт-Петербург, Краснодар, количество мечетей и их вместимость не отвечает потребностям городских мусульманских общин (по экспертным оценкам: в г.Москва  четыре мечети на проживающих более двух миллионов мусульман, в г. Санкт-Петербург две мечети на проживающих более 1,5 миллиона мусульман, в г. Краснодар не одной мечети на проживающих более трехсот тысяч мусульман города). Это не только препятствует реализации религиозных прав мусульман, проживающих постоянно или временно на этой территории, но и создает проблемы и дополнительную напряженность в межобщинных отношениях в местах размещения религиозных объектов в условиях значительного скопления числа верующих, особенно в праздничные дни.

В некоторых случаях наблюдаются попытки со стороны органов государственной власти или местного самоуправления создания необоснованных препятствий для строительства или возвращения мусульманской общине мечетей.

В 2020 году вопрос о строительстве мечетей оставался одним из наиболее актуальных в сфере прав мусульман. В частности, первый заместитель главы Духовного собрания мусульман России, муфтий Духовного управления мусульман Санкт-Петербурга и Северо-Западного региона России Равиль хазрат Панчеев в своем выступлении на заседании Президиума ДСМР 14 декабря 2020 г. обратил внимание, что главный вопрос с нехваткой мечетей был и остается на повестке дня: «Когда по пятницам выходишь из мечети и видишь, как люди в снегу делают сяждя (поклонение, молитва). Это болезненное для сердца зрелище. Строительство мечетей стоит сегодня на первом месте и потому, что работа с молодежью без необходимой инфраструктуры, создании условий для этой молодежи, где они могли бы совершать молитвы, вести беседы, невозможна. Поэтому основная задача сделать так, чтобы мечети в больших городах и регионах увеличивались»[22].

В 2020 году вопрос о строительстве мечетей продолжает оставаться одним из наиболее актуальных в сфере прав мусульман. В частности, заместитель председателя религиозной организации мусульман Санкт-Петербурга «Аль-Фатх» Джамаледдин Махмутов обратил внимание на необходимость строительства новой мечети в северной столице.

«Мы 12 лет уже пишем в городское правительство письма с просьбами о выделении земли для строительства новой мечети. Администрация нас просто "футболит": "Нет земли". А мечеть городу нужна. Мы хотим призывать людей к богобоязненности, веротерпимости, патриотизму... Ведь религия — это стержень души. Имеющаяся в Петербурге мечеть всех просто не вмещает. В большие праздники богослужения приходится проводить прямо во дворе — там просторнее. В мечеть могут войти не более 3 тыс. человек. А надо — 5 тысяч», — отметил Махмутов[23].

Не менее острой является проблема строительства новой мечети в Москве. 16 ноября 2020 г. Национальная автономия татар Юго-Восточного округа Москвы направила открытое письмо мэру Москвы Сергею Собянину с просьбой о строительстве мечети на территории округа.

В письме, в частности, приведены следующие аргументы: «30 октября 2020 года пресс-секретарь Президента России Дмитрий Песков заявил, что вопрос о необходимости строительства новых мечетей в Москве является прерогативой властей столицы. В этой связи, просим Вас как мэра Москвы разъяснить развитие ситуации со строительством новых мечетей в российской столице…Мусульманские религиозные деятели неоднократно поднимали проблему нехватки мест для проведения коллективных пятничных и праздничных молитв в столице нашей страны. Нерешенность этой проблемы доставляет серьезные неудобства мусульманским верующим»[24].

Существует необходимость строительства мечети в Рязани. 4 сентября 2020 г. вопрос об отсутствии полноценной мечети на встрече с главой администрации рязанского муниципального района Натальей Жунёвой поднял председатель Духовного управления мусульман Рязанской области имам-мухтасиб Рашид хазрат Бултачеев. В ходе встречи Бултачеев поблагодарил главу муниципалитета за поддержку в проведении главных мусульманских праздников и обратил внимание на отсутствие полноценной мечети в Рязани. «Мы стремимся работать в контакте с городской и областной администрациями. У нас общие задачи… И, конечно, первый вопрос, который мы ставим на таких встречах, — вопрос о мечети», — прокомментировал событие Рашид хазрат Бултачеев[25].

По-прежнему проблемной является ситуация в Калининградской области, где нет ни одной мечети. Здесь еще в мае 2019 г. по решению суда был снесен молельный дом в Черняховске, признанный незаконной постройкой[26].

Очевидно, ситуация в Калининградской области и в других субъектах Федерации с подобными проблемами нуждается во всестороннем анализе и принятии незамедлительных решений по удовлетворению потребностей мусульманского населения в облегчении доступа к культовым местам. В этом вопросе нужна кооперация усилий со стороны государства и гражданского общества. Решения должны быть комплексными, учитывающими реальные потребности, миграционные и демографические тенденции. Площадкой для обсуждения данной проблемы могут стать региональные советы по межнациональным и межрегиональным отношениям и региональные общественные палаты. Необходимы систематизация, изучение и распространение положительных практик решения проблемы строительства мечетей в регионах нетрадиционного проживания мусульман.

Не менее важным представляется решение аналогичной проблемы — возвращение мусульманам мечетей и молельных зданий, которые находились у них до событий 1917 года. По-прежнему не везде действует порядок реституции, не для всех обязательно исполнение Федерального закона от 30.11.2010 г. № 327-ФЗ «О передаче религиозным организациям имущества религиозного назначения, находящегося в государственной или муниципальной собственности», определяющего «порядок безвозмездной передачи в собственность или безвозмездное пользование религиозным организациям имущества религиозного назначения, находящегося в федеральной собственности, собственности субъектов Российской Федерации или муниципальной собственности»[27]. Такая непонятная ситуация складывается в Ульяновской, Ростовской, Волгоградской областях, республике Северной Осетии, Ставропольском крае и ряде других субъектов Российской Федерации.

В то же время, есть и позитивные результаты. В декабре 2020 года Духовному управлению мусульман Республики Адыгея и Краснодарского края в судебном порядке удалось добиться признания незаконным отказа Минобороны России в передаче нежилого здания в Майкопе. Речь идет о здании первой мечети Майкопа, которое расположено на Краснооктябрьской улице.

Заслуживает пристального внимания и оперативного вмешательства ситуация с мечетью «Куш Манара» в селе Татарская Каргала Оренбургской области. В 2008 году мечеть была включена в список вновь выявленных объектов культурного наследия. Однако, несмотря на неоднократные обращения жителей села в Министерство культуры Оренбургской области, финансовая помощь на восстановление мечети не была выделена. Более того, попытки мусульманской общины самостоятельно отремонтировать здание, были признаны не соответствующими установленным нормативам. В 2015 году Министерство культуры провело проверку, в результате которой были выявлены нарушения законодательства в сфере охраны памятников истории и культуры. Ремонтные работы было предписано остановить.

Отсутствие целевого финансирования не позволяет выполнить требуемый объем реставрации мечети как памятника архитектуры. Единственным выходом является выведение мечети из реестра памятников истории и культуры. Однако соответствующая просьба жителей села была отклонена.

«Создается впечатление, — отмечено в коллективном обращении жителей к члену Совета при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека А. С. Броду, — что представители Инспекции, Министерства культуры совершенно не слышат нас, не воспринимают наши доводы. Жители села недоумевают, как можно разрушать храм, который выстоял и работал в годы войны, в советский период».

Это не единственный пример в Российской Федерации. Представляется необходимым рассмотреть возможность перевода в подобных случаях мечетей из статуса памятников регионального значения в статус объектов муниципального значения. Целесообразно сформировать более гибкую систему реагирования на проблемы реставрации религиозных объектов, в основе которой должны быть интересы граждан — жителей данного населенного пункта.

 

3.     Преступления против исламских духовных лидеров

Серьезной проблемой для России традиционно являлись преступления против мусульманских религиозных деятелей. Покушения и убийства духовных лидеров распространились в период вооруженного конфликта на Северном Кавказе и стали значимым фактором в 2000-е гг. В период с 2009 по 2016 гг. было убито в общей сложности 45 религиозных деятелей[28].

Основной причиной убийств религиозных лидеров является стремление экстремистских сил дестабилизировать ситуацию, добиться радикализации настроений в мусульманской общине, внести раскол в российское общество. Важно отметить, что именно духовные лидеры, являющиеся, как правило, самыми авторитетными представителями мусульманских общин, выполняют основную функцию по обеспечению мира и гармонии в межобщинных отношениях, разрешения конфликтных ситуаций, предотвращения распространения радикальных идеологических концепций, не имеющих ничего общего с традиционным исламом.

По словам муфтия Альбира Крганова, «некоторые силы ценой жизни людей хотят расшатать общество в мусульманских регионах России. Ведь именно с целью взбудоражить исламскую общину действуют те, кто стоит за убийствами авторитетных мусульманских деятелей»[29].

В 2020 г. покушений и убийств религиозных деятелей не зафиксировано. Это является важной положительной тенденцией, свидетельствующей как об эффективной работе правоохранительных структур по предотвращению преступлений, так и о совершенствовании профилактической и просветительской работы в мусульманских сообществах, ведущую роль в которой играют религиозные организации России.

 

4.     Неконвенциональные группы мусульман и власть: проблемы отношений

Особое место в анализе положения мусульман занимает проблема неконвенциональных религиозных групп радикальной направленности, деятельность которых запрещена в России. Они не подчиняются юрисдикции действующих в Российской Федерации и признаваемых в качестве представителей мусульманской общины Централизованных религиозных организаций-муфтиятов и не связаны с традиционно исповедуемыми народами России направлениями ислама.

Как правило, эти организации прикрываются псевдосалафитской и такфиритской риторикой, но имеют мало общего с исламом в целом. Их политико-религиозные взгляды представляют радикальную экстремистскую и зачастую террористическую, эклектичную в своей основе, идеологию, направленную на реализацию политических целей и закамуфлированную под религиозные взгляды.

Неконвенциональные организации получили распространение в 90-е гг. XX в., прежде всего на Северном Кавказе, но также имеют определенное количество сторонников и в других регионах России. Распространение псевдосалафитских организаций и деятельность их приверженцев на территории России является многоплановой проблемой, решение которой должно носить комплексный характер. С одной стороны, их работа на территории России, вовлечение в их ряды российских мусульман с последующим участием в экстремистской и террористической деятельности, представляет значительную угрозу интересам российских мусульман, их жизни, здоровью и имуществу. С другой стороны, несоразмерное или несправедливое уголовное преследование россиян — участников радикальных групп — может стать питательной средой для роста напряженности и конфликтности в межнациональных и межконфессиональных отношениях. Особенно актуальной данная проблема является в некоторых регионах Северного Кавказа, а также в Республике Крым. Религиозным организациям, общественным и государственным институтам в данной связи необходимо проводить широкую просветительскую работу, развенчивать идеологию экстремизма от основ веры. Тем самым исключить возможность вербовки и использования набожных чувств верующих в противозаконных действиях.  

Рассмотрим ряд резонансных дел, связанных с участием россиян в неконвенциональных организациях в 2020 г.

22 сентября 2020 г. Апелляционный военный суд Московской области ужесточил приговор жителю Уфы Анваржану Алиеву. Алиев, ранее осужденный за призывы к экстремизму, будет отбывать срок не в колонии-поселении, а в колонии общего режима. До этого суд в Екатеринбурге назначил Алиеву наказание в виде трех лет в колонии-поселении за то, что он размещал в Сети экстремистские видеоролики. По данным следствия, уфимец также высказывался в поддержку запрещенных в России террористических организаций — ИГИЛ и «Хизб ут-Тахрир». Сторона обвинения обжаловала приговор. В итоге судебная коллегия постановила отправить осужденного в колонию общего режима, при этом увеличив срок наказания до 3,5 года[30].

В октябре 2020 г. Южный окружной военный суд приговорил жителя Ростовской области Сагида Казимагомедова к пяти годам колонии. Суд доказал, что мужчина перевел членам ИГИЛ[31] более 700 тысяч рублей[32].

В это же время начался судебный процесс над задержанными в феврале 2019 года в поселке Октябрьское Красногвардейского района Республики Крым гражданами России Рустемом Эмирусеиновым, Арсеном Абхаировым, Эскендером Абдулганиевым. В ходе прений в Южном окружном военном суде Российской Федерации прокурор потребовал приговорить троих крымских татар, обвиняемых по делу о причастности к деятельности исламской партии "Хизб ут-Тахрир", которая признана в России террористической организацией, к следующим срокам: Рустема Эмирусеинова — к 18 годам колонии; Арсена Абхаирова — к 15 годам колонии; Эскендера Абдулганиева — к 16 годам колонии. Эмирусеинов обвиняется в организации деятельности террористической организации (ч. 1 ст. 205.5 УК РФ), а Абдулганиев и Абхаиров — в участии в ней (ч. 2 ст. 205.5 УК РФ)[33].

Еще весной – летом 2017 года в Санкт-Петербурге, Дагестане и Кабардино-Балкарии были задержаны 11 российских мусульман. Всем им было предъявлено обвинение в причастности к исламской организации «Ат-Такфирваль-Хиджра», признанной в 2010 году экстремистской Верховным судом России. Одного из них, монтажника из Санкт-Петербурга Шамиля Фаталиева, обвинили в организации ячейки (ч. 1 ст. 282.2 УК РФ), остальных — в участии в её деятельности (ч. 2 ст. 282.2 УК РФ).

23 апреля 2019 года Ленинский районный суд Санкт-Петербурга приговорил Фаталиева к семи годам колонии общего режима, остальные фигуранты получили сроки от двух с половиной до трёх лет. Пятерых из них освободили в зале суда, поскольку они уже отбыли срок в СИЗО. Из всех осужденных в настоящее время отбывает наказание только Фаталиев.

19 октября 2020 г. российский правозащитный центр «Мемориал» признал Фаталиева «политическим заключенным». В заявлении «Мемориала» сказано следующее: «Фаталиева преследуют в связи с ненасильственной реализацией права на свободу совести. Его лишили свободы с целью упрочения и сохранения субъектами власти властных полномочий в нарушение права на справедливое судебное разбирательство, а также иных прав и свобод, гарантированных Международным пактом о гражданских и политических правах или Европейской Конвенцией о защите прав человека и основных свобод. По нашим данным, в его деле отсутствует состав преступления»[34].

Эта ситуация требует отдельного анализа. Правозащитный центр «Мемориал» признан в России «иностранным агентом» и получает иностранное финансирование. Данное заявление направлено на дестабилизацию ситуации в России, представляет попытку сыграть на достаточно болезненной теме, разжечь межконфессиональный конфликт. Представляется необходимым интенсифицировать взаимодействие между государством и структурами гражданского общества, представляющими интересы российских мусульман, с целью купирования угроз межнациональному и межконфессиональному миру.

К сожалению, действия представителей правоохранительных структур по борьбе с террористическими организациями могут привести к нарушению прав законопослушных мусульман. Именно такой случай имел место в Астрахани в ноябре 2020 г.

27 ноября примерно в центре Астрахани в районе Больших Исад силовики перекрыли автомобильное движение. Непосредственно у Красной мечети стояли автобусы, в которые силовики сажали верующих, после чего отвозили в отделения. Задерживать прихожан мечети начали около 14.00, а уже спустя около получаса автобусы с задержанными отъехали от мечети. Вскоре всех задержанных около Красной мечети мусульман силовики отпустили домой. В полиции заявили, что это были мероприятия по поиску людей, скрывающихся от органов следствия и суда. Мусульман возмутило, что такие проверки проводятся в мечетях в пятничный намаз[35].

В течение 2020 г. также имели место обыски в домах представителей мусульманского духовенства. В частности, в сентябре 2020 г. прошли обыски в домах активистов Духовного управления мусульман республики Ингушетия: заместителя муфтия Магомеда Хаштырова, имама мечети села Средние Ачалуки Адама Малароева и представителя муфтията Абдурахмана Торшхоева. После обысков они были перевезены во Владикавказ, где их допросили сотрудники главного следственного управления СКР по СКФО[36].

Руководитель Ассоциации мусульман Ингушетии Муса Абадиев счел действия силовиков давлением на муфтият[37].

Очевидно, что подобные эксцессы требуют тщательного анализа как со стороны представителей государственной власти, так и со стороны институтов гражданского общества. Признавая необходимость противодействия терроризму, мы, тем не менее, отмечаем, что подобные проверки не должны нарушать личные права мусульманского населения России.

Нарушения прав мусульман проявляются и при проверке помещений мусульманских организаций представителями правоохранительных органов на основании закона и сложившейся правоприменительной практики. Деятельность сотрудников правоохранительных структур, как правило, ограничена исключительно правовыми нормами. При этом не учитываются или учитываются не в полной мере исторические и культурно-психологические аспекты, в том числе традиции, обычаи, уклад жизни мусульман. Эти действия зачастую воспринимаются мусульманским сообществом как акты государственного насилия в отношении исламской уммы.

В данных ситуациях важен предварительный переговорный процесс, который имеет колоссальный потенциал, предоставляет сторонам возможность самостоятельно и добровольно прийти к конструктивным решениям, проработать и учесть культурно-психологические аспекты.

В этом процессе большую роль могли бы сыграть представители мусульманских организаций, которые повсеместно входят в общественные советы при всех региональных структурах МВД. Их консультация и непосредственное участие способны создать благоприятную почву для предотвращения конфликтов, изменения отношений представителей мусульманского сообщества к действиям сотрудников правоохранительных органов, помочь в разрешения различных спорных ситуаций.

 

5.     Проблемы ношения традиционной мусульманской одежды

Одной из самых резонансных проблем во взаимоотношениях мусульман и немусульманской части российского общества остается возможность использования религиозной одежды. Прежде всего, речь идёт о ношении хиджабов в образовательных учреждениях.

На сегодняшний день в Российской Федерации нет федерального закона, четко регулирующего данный вопрос, вследствие чего остается возможность возобновления конфликтов на почве ношения хиджаба в светских школах. Сложившаяся административная и правоприменительная практика носит неоднозначный и противоречивый характер и зависит от специфики субъекта Федерации.

В 2020 г. в поле зрения общественности оказалось несколько скандалов, связанных с религиозной одеждой.

Санаторий «Русь» курортного города Ессентуки не допустил одну из постоялиц в бассейн из-за мусульманского закрытого купальника — буркини. Жительница Москвы Зульфия Закарьянова приехала на Кавказ отдохнуть и подлечиться. Стоило женщине в буркини зайти в бассейн, как прибежали сотрудники пансионата и стали настойчиво просить ее выйти из воды, ссылаясь на правила учреждения о недопустимости плавать в закрытом купальнике. В инциденте с купальником Закарьянова увидела ущемление прав человека по религиозному признаку. «Я с такой дискриминацией не сталкивалась ни в одном регионе России, ни за рубежом», — заявила она.

Комментируя исламофобский эпизод, глава Ассоциации мусульманских культурно-просветительских объединений «Собрание» Мухамед Саляхетдинов отметил, что «некоторые недальновидные распоряжения руководителей разных рангов, не учитывающие национальные, культурные и религиозные особенности представителей многонациональной и многоконфессиональной России, ведут к росту агрессии, которая подпитывает экстремистские идеи, от которого страдает все общество в целом»[38].

Данный инцидент не является типичным для России и заставляет вспомнить о множестве подобного рода случаев, характерных для Франции и других стран Западной Европы. Представляется неправильным перенесение подобных запретительных норм из практики европейских государств, находящихся в настоящее время в состоянии глубокого кризиса в сфере межнациональных и межконфессиональных отношений.

Более распространенным в российских реалиях является запрет на хиджабы в образовательных учреждениях: школах, вузах и колледжах.

В течение 2018 – 2020 гг. студенткам-мусульманкам Омского медицинского колледжа систематически запрещали носить платки. Результатом стал судебный процесс. В сентябре 2020 г. после ряда судебных разбирательств по делу Алины Наврузовой администрация колледжа разрешила студенткам-мусульманкам носить платки[39].

В ноябре 2020 г. стало известно о запрете директора Столбищенской средней общеобразовательной школы Лаишевского района Республики Татарстан Ирины Романовой учащимся-мусульманкам носить платки.

11 ноября родители семиклассницы написали заявление в прокуратуру с жалобой на нарушение прав ребенка на образование и личную неприкосновенность. Родители школьницы рассказали о «психологическом давлении на девочку во время беседы с классным руководителем и учителем татарского языка».

Заявление было направлено в прокуратуру Татарстана и управление образования Лаишевского района. Уже на следующий день, 12 ноября, директор школы Ирина Романова извинилась перед семьей семиклассницы. Девочка продолжит учебу в своей школе. Родители девочки, которой директор школы запретила приходить на учебу в платке, забрали заявление из прокуратуры, конфликт на этом исчерпан[40].

Таким образом, проблема ношения хиджаба остается актуальной. Однако в 2020 г. наметилась позитивная тенденция. Ситуация постепенно нормализуется. Количество скандалов, связанных с хиджабом, существенно уменьшилось. Как правило, в ходе разбирательств в судебном или досудебном порядке принимаются решения, учитывающие интересы мусульман. Это свидетельствует о постепенном снижении остроты проблемы и выработке в российском обществе компромиссных решений, учитывающих интересы мусульманского населения.

Еще одной актуальной проблемой является возможность ношения никаба. Этот головной убор вызывает неоднозначную реакцию как среди немусульман, так и в мусульманской части российского общества.

В частности, муфтий ДУМ Чеченской Республики Салах Межиев считает, что ношение никаба нежелательно в России, потому что это привлекает внимание, а необычная одежда может вредить мусульманам, способствовать исламофобии.

Никаб в современном российском обществе недопустим, потому что он не отводит соблазны, а, наоборот, привлекает внимание, считает руководитель местной религиозной организации мусульман «Седьмое поколение», действующей в Москве, имам Алишер Джураев.

Иную позицию занимает заместитель председателя Духовного управления мусульман РФ Дамир Мухетдинов. По его мнению, помимо культурологического аспекта, в распространении никаба имеют значение устремления самих людей, ратующих за ношение никаба. «Те люди, которые руководствуются посылом надевать никаб и скрывать лицо, они как бы руководствуются главным принципом — сохранить свою форму, святость и свою непорочность, чтобы тем самым не спровоцировать посторонних людей, мужчин в данном случае, по отношению к облику, красотам женщины», — отметил Мухетдинов. В то же время, он указал, что вопрос ношения никаба нужно рассматривать, исходя из особенностей того общества, в котором живет человек, где даже благое деяние может перейти в разряд харама (греха). «Для России в наш текущий момент в центральных регионах, в Москве, где проживает абсолютное большинство немусульманского населения, ношение никаба является фактором подозрительности, раздражительности, пристального внимания. Таким образом, люди, которые носят никаб, достигают целей диаметрально противоположных, которые должны достигаться женщиной, желающей надеть никаб», — рассказал Мухетдинов.

Между тем, по словам Мухетдинова, нормы секулярного государства, коим является Россия, прямо или косвенно не запрещают и не должны запрещать или регламентировать стиль одежды. «Мы не имеем права, с точки зрения закона государства, запрещать человеку делать то, что ему в принципе вздумается. Я бы не брал на себя смелости и ответственность судить индивидуальный выбор любого человека. Он вправе действовать так, как разрешает ему закон Российской Федерации. Если закон России не запрещает ему надевать никаб, то все остальные рассуждения основаны на спекулятивном восприятии действительности и не имеют под собой никакого юридического или иного основания. Это все лишь только вкусовщина и твое частное мнение и интерпретация. При этом [носящие никаб] люди могут быть сверхнабожными и считать это своим долгом, а могут быть действительно сторонниками некой моды, либо [ношение никаба может стать] проявлением фанатизма или неправильного толкования религии», — пояснил Мухетдинов[41].

Очевидно, вопрос о ношении никаба не является однозначным, в значительной степени определяется теми традициями, которые существуют в каждом конкретном регионе.

 

6.     Права мусульман в пенитенциарной системе

Одной из ключевых проблем в сфере защиты прав мусульман является анализ ситуации в пенитенциарных учреждениях. В условиях пандемии, введенных ограничений и серьезного сокращения производственных мощностей и объема рынка труда, значительная часть мусульман-гастарбайтеров потеряла работу и источники средств к существованию, а также лишилась возможности перемещения как внутри страны, так и выезда за пределы России. Это привело к росту имущественных преступлений со стороны данной категории мигрантов и дополнительному притоку мусульман в пенитенциарные учреждения.

Так, по данным МВД Российской Федерации, число преступлений, совершенных иностранцами в России за первые три месяца 2020 года, увеличилось на 2,2% и составило почти 9,5 тысяч[42].

Серьезной проблемой заключенных-мусульман является ограничение контактов с представителями мусульманского духовенства. Это открывает возможности для активного действия представителей неконвециональных организаций, вербовки заключенных-мусульман в ряды запрещенных в России террористических структур.

Представитель Духовного управления мусульман Республики Татарстан Марсель хазрат Мингалеев отмечает существенные успехи, достигнутые в отношении взаимодействия исламских религиозных организаций, администрации колоний и заключенных-мусульман.

Работа с такими мусульманами начинается с азов ислама, чтобы восполнить пробелы в их религиозном образовании. Почти все заключенные быстро понимают, где и как их ввели в заблуждение, навязав ложные ценности, — и ужасаются тому, сколько грехов они совершили.

Со стороны Федеральной службы исполнения наказаний России работу с осужденными экстремистами и террористами ведут сотрудники психологических подразделений. Их готовят на курсах исламоведения, которые с 2013 года работают на базе Казанского (Приволжского) государственного университета. На курсах, которые прошли более 350 сотрудников ФСИН из всех регионов, преподают уважаемые имамы и религиоведы, имеющие большой авторитет у мусульман. Их знания очень важны для работы с осужденными, в которой нельзя допустить ни малейшей ошибки, даже в бытовых мелочах[43].

Это взаимодействие создает хорошую основу для облегчения положения заключенных-мусульман.

 

7.     Отражение мусульманской темы в сфере культуры и искусства

Актуальное значение в последнее время приобретает необходимость защиты прав мусульман в культурной сфере. В последнее время усиливаются атаки на традиционные ценности, религиозно-культурные основы современного общества. Основная цель — дискредитация, размывание культурного кода. В качестве инструментария подобных информационных кампаний, как правило, выступают телевидение, киноиндустрия, театральная сфера, литература и музыка.

В 2020 г. внимание общественности привлекла экранизация романа известной российской писательницы Гузель Яхиной «Зулейха открывает глаза». Показанный на телеканале «Россия 1» в апреле 2020 г. сериал вызвал широкое возмущение и обоснованную критику со стороны мусульманской общественности.

Глава Духовного собрания мусульман России муфтий Альбир Крганов направил обращения в адрес генерального директора Всероссийской государственной телевизионной и радиовещательной компании Олега Добродеева и руководителя Федерального агентств по делам национальностей Игоря Баринова, в которых выражена позиция многочисленных писем в ДСМР представителей мусульманских организаций и верующих граждан после показа в эфире телеканала «Россия 1» второй серии сериала «Зулейха открывает глаза».

В обращении муфтий подчеркнул, что он получил массу негативных сообщений и отзывов по содержанию сериала, в котором озвучиваются фамилии и имена уважаемых и известных муфтиев современной России в качестве политзаключенных, а также откровенной интимной встречи в мечети.

«Выражаем свое недоумение качеством знания истории создателей фильма и считаем продемонстрированные кадры на всю Россию лжефактом и оскорблением чувств верующих мусульман. Все это вызвало большой негативный общественный резонанс, а нам всем сегодня, как никогда, необходимы единство общества и сплоченность», — говорится в письме. 

Глава ДСМР попросил руководителя ВГТРК разобраться в данной ситуации и направить разъяснения о том, кто осуществлял консультации по сюжету данного сериала. Глава ДСМР предложил рассмотреть возможность включения аналогичного вопроса для обсуждения в повестку заседания Общественного совета при ФАДН, взять на контроль для недопущения подобных ситуаций в будущем и рекомендовать создателям фильма дать пояснения широкой общественности[44].

«Имена и фамилии муфтиев — это имена очень известных в мусульманском мире религиозных деятелей, и исторических, и ныне живущих. <...> Наше сообщество это восприняло как оскорбление, потому что это список политзаключенных, их якобы отправляют в Сибирь. <...> Я думаю, что в итоге те люди, которые допустили эту оплошность, должны извиниться перед мусульманским сообществом и лично перед уважаемыми муфтиями за то, что это произошло», — сказал Крганов в интервью ТАСС[45].

«Религиозная тема — очень тонкая для всех народов, любой конфессии. Нельзя так возбуждать людей различными намеками. Это безответственность», — прокомментировал скандал Верховный муфтий, председатель ЦДУМ России Талгат Таджуддин[46].

Сериал раскритиковал и муфтий Татарстана Камиль Самигуллин, подчеркнувший, что после выхода фильма к нему стали обращаться возмущенные постельной сценой в мечети мусульмане. «Возмущения мусульман вполне понятны: глумление над мусульманскими религиозными ценностями и святынями было бы непростительным кощунством», — написал он в своем телеграм-канале[47].

Позиция представителя мусульманского духовенства была поддержана представителями общественных и правозащитных организаций. В частности, член Совета при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека Александр Брод подал обращение в Национальную ассоциацию телерадиовещателей и в Общественную коллегию по жалобам на прессу. «Считаю, что сообщество телерадиовещателей и эксперты, которые рассматривают обращения в Коллегию по жалобам на прессу, должны проанализировать эти реплики, эти сцены, которые вызвали возмущение мусульман России, и высказать свою оценку», — аргументировал свою позицию правозащитник[48].

Актуальным остается проблема запрета религиозных книг. Признание Самарским судом экстремистским толкование Корана Абд ар-Рахмана ас-Саади в августе 2020 года, как и запрет некоторых других классических трудов, вызвали много вопросов в мусульманской среде России. ЦДУМ России в лице имама Наиля Сулейманова запрет исламских книг поддержал[49].  Совет муфтиев России, напротив, в своем выступлении против запрета тафсира ас-Саади в переводе Кулиева отметил: «на протяжении более чем десяти лет использовалось в качестве вспомогательной литературы в мусульманских учебных заведениях, а также является настольной книгой у многих имамов и преподавателей, и зарекомендовала себя с положительной стороны»[50]

Ранее отвечая на вопрос журналистов относительно проведения экспертизы и запрета религиозных книг, ректор Российского Исламского Института, председатель Совета по исламскому образованию России, доктор политических наук Рафик Мухаметшин указан на отсутствие четких механизмов запрета. В частности, происходит подмена религиоведческой экспертизы лингвистической, которая является более формальной, позволяет делать внеконтекстную оценку любого фрагмента текста. Как отмечали многие эксперты, на основе такой экспертизы можно запретить практически любую книгу, вплоть до детских сказок Андерсена, Пушкина и других известных авторов.                                                       

«Сегодня у нас этот вопрос решается на уровне районных судов. Почему-то они увлекаются лингвистической экспертизой, а не богословской, не религиоведческой» - отметил Р. Мухаметшин. Ректор подчеркнул, что заниматься подобными экспертизами должно мусульманское профессиональное сообщество. Созданный при Минюсте консультативный орган не изменил ситуацию с запретом мусульманских книг. «Сегодня нет общероссийского экспертного сообщества, к которому могли бы обращаться и суды. Это не уровень районных судов - запрещать мусульманскую литературу», - заявил Р.Мухаметшин[51].    

 

8.     Положение мусульман-мигрантов в условиях пандемии

Актуальной в 2020 г. проблемой, влияющей негативным образом на положение мусульман в России, является пандемия новой коронавирусной инфекции. Главной пострадавшей стороной стали мигранты из стран ближайшего регионального окружения России, прежде всего, из Узбекистана, Киргизии, Таджикистана и Азербайджана.

Глава Духовного собрания мусульман России муфтий Альбир Крганов отметил, что на сегодняшний день существует ряд проблем, по которым наиболее часто обращаются граждане СНГ и других государств. Первая проблема — легализация на территории Российской Федерации. Те, кто работал легально, в настоящее время уехали. К Новому году уедет еще больше людей. Оставшиеся мигранты — не легализуются по причине того, что могут получить депортацию или выдворение. По этой причине многие продолжают трудовую деятельность нелегально. Официально устроиться они не могут, а работодатель, зная об их нелегальном нахождении, может злоупотреблять своим положением, в частности, может не выплачивать положенную заработную плату. Многие мигранты до сих пор в неведении относительно того, что у них есть возможность легализоваться.

Вторая основная проблема возникает из-за того, что мигранты не знают своих прав в соответствии с трудовым законодательством. Даже если договор оформлен официально, многие мигранты не знают алгоритм действий в случае невыплаты положенной заработной платы. Многие не понимают, что оформление договора с работодателем — это гарантия того, что потом можно отстоять свои права. Если мигрант в России находится нелегально, если у него нет патента на работу или он не встал на миграционный учет, то шансы на то, что он защитит свои права, значительно снижаются. В свою очередь недобросовестный работодатель, пользуясь неопытностью трудовых мигрантов, не заключает с ними трудовые договоры. Мигранты, конечно, могут попробовать отстоять зарплату через трудовую инспекцию или суд. Но нужно быть готовым, что им поставят запрет на въезд на 5 лет за трудовую деятельность без патента или разрешения на работу. Чаще именно из-за боязни последствий они не могут отстоять свою заработную плату. Без получения зарплаты, мигрант, оказывается на улице: без средств к существованию, отчаявшийся, попадает в долговую кабалу и становится лёгкой добычей для экстремистских группировок и преступных сообществ, действующих на территории нашей страны.

Вопросы о невыплате заработной платы обычно решаются в досудебном порядке. Работодатели не хотят платить большие штрафы и охотно соглашаются оплатить труд мигранта до суда.

Третья проблема касается въезда на территорию России. Мигранты с патентами, которые уехали в отпуск на родину, часто спрашивают, можно ли въехать обратно на основании разрешения на работу или патента. Иногда даже рассказывают случаи, когда руководство компаний-работодателей часто связывается с ними, говоря, что их очень ждут, что без них компания может не выдержать и квартала. Многие посещают Россию только для работы и поэтому отсутствие основания для въезда их сильно волнует. На Родине они не могут в полной мере применить знания, навыки и умения, полученные в России, к тому же там совсем другие заработные платы и возможности.

И, наконец, четвертая проблема касается авансовых платежей за патент. Мигрант оплачивает свой патент, чтобы официально работать в компании. Далее с его заработной платы работодатель также оплачивает налог. То есть происходит двойное налогообложение на доходы физического лица. Мигрант сам не сможет вернуть авансовый платеж. Он обращается к работодателю. Однако последний — не всегда соглашается заниматься этой проблемой. Решение данного вопроса помогло бы мигрантам хоть в какой-то степени облегчить жизнь. За неуплату налога мигрант становится «нелегалом». В этом качестве он не приносит пользы обществу, так как его деятельность не облагается налогом[52].

Отдельной острой проблемой стали ограничения на выезд мигрантов с территории России, связанные с тем, что в условиях пандемии страны СНГ закрыли границу с Россией, существенно ограничив прием своих граждан. Это вызвало серьезную напряженность и привело к ряду конфликтных ситуаций. Одна из проблемных точек возникла на территории Республики Дагестан, где весной 2020 г. был создан временный палаточный лагерь для граждан Азербайджана, намеревавшихся вернуться на родину.

Для граждан Азербайджана, которые не смогли попасть на родину из-за закрытия границ, на границе Дербентского и Магарамкентского районов был открыт пункт временного размещения. Первая группа азербайджанцев отправилась на родину 18 мая 2020 г.

2 июня 619 граждан Азербайджана оставались на границе с Дагестаном после того, как 120 их земляков были вывезены на родину. Люди сооружают себе самодельное жилье и страдают от жары и антисанитарии, рассказал житель палаточного лагеря Асим Тагиев[53].

15 июня в лагере прошла акция протеста, которая переросла в столкновения с силовиками. Ранения получили четыре правоохранителя и 10 граждан Азербайджана. 83 участника акции протеста были помещены под арест на 10 суток. Против еще 10 азербайджанцев было возбуждено уголовное дело о применении насилия к представителям власти и умышленном уничтожении или повреждении имущества, все они были арестованы по решению суда на два месяца. Арестованные нуждаются в эффективной защите, заявили участники видеоконференции, организованной Институтом свободы и безопасности репортеров. Участники протестов не признали своей вины.

На территории лагеря азербайджанская сторона развернула несколько палаток, которые используются как кухня-столовая, а также административные офисы. В лагере постоянно находится представитель руководства Азербайджана, который, в частности, занимается составлением списка людей для отправки на родину, здесь же дежурят медработник и два психолога, сообщил исполняющий обязанности главы Дербентского района Фуад Шихиев[54].

Еще одна сложная ситуация возникла в Ростовской и Волгоградской областях, в связи с организацией отправки узбекских граждан в Узбекистан. В сентябре 2020 г. власти Ростовской области организовали два палаточных лагеря для жителей Узбекистана, которые не смогли вернуться домой из-за закрытых в связи с эпидемией COVID-19 границ. 19 и 23 сентября в Ташкент смогли выехать более 1,5 тысячи человек. После отъезда последней группы в Каменск-Шахтинском осталось 715 человек.

Власти объявили, что их перевезут автобусами в город Волжский Волгоградской области. Однако не менее ста граждан Узбекистана, которым обещали отправку из Волжского на родину, не смогли купить билеты на поезд 25 сентября. 29 сентября муфтият Волгоградской области предоставил подвальное помещение мечети 230 мигрантам из Узбекистана. Местные жители приносили им продукты, подушки и одеяла[55]

Защита прав мусульман-мигрантов в условиях пандемии и неблагоприятных социальных и экономических последствий стала предметом особого внимания мусульманских религиозных организаций, в частности, Духовного собрания мусульман России.

2 сентября 2020 г. ДСМР открыло «Центр правовой защиты и социально-культурной адаптации мигрантов», основная функция которого — оказание помощи мигрантам. Проект ориентирован на адаптацию и интеграцию мигрантов в единое правовое и культурное поле Российской Федерации, снижение криминального уровня, укрепление межнациональных и межрелигиозных отношений, посредством обучения мигрантов основам русского языка, основам законодательства Российской Федерации и интеграции их в поликультурную среду России[56].

Глава Духовного собрания мусульман России Альбир Крганов подчеркнул, что обратиться за помощью могут люди любой национальности и вероисповедания вне зависимости от их официального статуса в России.

«Считаю, что тем, кто находится в стране нелегально, мы должны помочь разобраться в российском законодательстве, легализоваться и жить согласно совести и закону. Люди, которые привозят нелегалов, используют их: нелегалам сложно защищать свои права. В конечном счете, это проблематично и для мигранта, и для государства. Мы будем думать все вместе, как помочь таким людям, ведь цель – помочь, а не оштрафовать или выслать человека», — заявил Крганов.

Муфтий отметил, что ДСМР сотрудничает с некоммерческими организациями, посольствами, МВД, которые тоже подержали проект, «и другими ведомствами, чтобы оперативно реагировать на инциденты в регионах и помогать людям». Он подчеркнул, что такая работа будет способствовать профилактике экстремизма и криминальных явлений, укреплению межнациональных и межрелигиозных отношений и культурной адаптации мигрантов, в том числе, через обучение основам русского языка[57].

Региональные отделения Центра были открыты на базе мечетей и религиозных центров в 25 субъектах Федерации. 25 ноября 2020 г. на базе Центра был запущен информационный портал росмигрант.рф (rosmigrant.ru) с различными актуальными приложениями и с возможностью получения информации на нескольких языках (русский, таджикский, узбекский, киргизский).

Альбир Крганов заявил: «Со старта нашего проекта было получено большое количество обращений от мигрантов — сейчас мы принимаем до 40 обращений ежедневно. Мы не только дистанционно консультируем и решаем вопросы, но также оказываем помощь непосредственно в наших приходах и в мечетях»[58].

Центр консультирует всех мигрантов независимо от того, из какой страны они прибыли и какой они конфессиональной принадлежности. Например, были обращения даже от граждан Конго и Кот-д’Ивуара. Большинство же обращений поступает от мигрантов из стран бывшего Советского Союза.

Чаще всего обращаются по вопросам легализации на территории Российской Федерации, по задержке оплаты труда, по решениям вопросов о выдворении и депортации, получения рабочей визы, вида на жительство и гражданства. Большая часть из них решена и получены положительные отзывы от обратившихся людей[59].

В этой сложной для мусульман-мигрантов ситуации им оказали содействие не только представители общественности, но и органы государственной власти России. 18 апреля 2020 г. Президент России Владимир Путин подписал указ по урегулированию правового положения иностранных граждан в стране в связи с распространением коронавируса. В тот же день в МВД сообщили, что срок действия виз иностранцев, которые остались в России в период эпидемии коронавируса, автоматически будет продлен до 15 июня[60].

В последующем действие виз продлевалось еще дважды. Последний раз это произошло 15 сентября 2020 г. Срок действия виз был продлен на 185 дней[61].

Эксперты отмечают, что миграционное законодательство Российской Федерации, которое долгое время критиковали за противоречивость и репрессивный уклон, постепенно гуманизируется. А в условиях пандемии решение МВД дало миграционным органам шанс легализовать всех тех, кто находится в стране без правового статуса[62].

 

9.     Разжигание межрелигиозной розни

Одним из серьезных вызовов для российских мусульман в 2020 году стало резкое обострение конфликта между Арменией и Азербайджаном, переросшее в активную военную фазу. К сожалению, ряд лиц армянской и азербайджанской национальностей, как являющихся, так и не являющихся гражданами Российской Федерации, перенесли выяснение отношений на улицы Москвы и некоторых других российских регионов, грубо нарушив при этом российское законодательство, права и интересы граждан России. В частности, в июле 2020 г. произошли массовые драки между азербайджанцами и армянами на Люблинской и Братиславской улицах на юго-востоке Москвы[63].

Кроме того, зафиксированы случаи ущемления прав мусульман, уроженцев Азербайджана, при демонстративном отказе от заказов, товаров и услуг со стороны уроженцев Армении.

Подобные действия подпадают под квалификацию разжигания межнациональной и межрелигиозной вражды.

При этом позиции разных слоев российского общества разделились, но большинство заняло позицию нейтралитета, считая, что война в Нагорном Карабахе не должна касаться России. Это подтверждалось и официальными лицами — главами республик и исламскими духовными лидерами, которые призывали стороны сесть за стол переговоров.

Глава Чечни Рамзан Кадыров выступил с обращением, в котором призвал армян и азербайджанцев остановить «бессмысленное кровопролитие».

Муфтий Духовного собрания мусульман России Альбир Крганов также призвал стороны конфликта «прекратить военные действия, вернуться к выполнению предыдущих договоренностей и сесть за стол переговоров»[64].

Такой же позиции придерживался и муфтий Координационного центра мусульман Северного Кавказа Исмаил Бердиев, заявивший, что надо «вести переговоры и находить пути решения», «обе стороны конфликта должны понять, что военные действия не приводят ни к чему хорошему»[65].

В то же время, в некоторых высказываниях представителей российской исламской уммы не скрывалась явная поддержка азербайджанской армии. Например, казанский юрист Руслан Нагиев разместил на своей аватарке изображение азербайджанского флага с подписью: «Мы с тобой, азербайджанский солдат!». 27 октября 2020 г. общественный активист и издатель газеты «Тюркский взгляд» Наиль Набиуллин выпустил очередной номер газеты, где на титульной странице содержался лозунг: «Азербайджан, наши сердца с тобой!»[66].

Необходимо понимание того, что подобные действия со стороны отдельных представителей мусульманской общины носят вызывающий характер и могут спровоцировать межнациональный или межконфессиональный конфликт внутри России, что самым негативным образом отразится на положении российских мусульман. В ситуации значительного ухудшения армяно-азербайджанских отношений мы не должны допустить действий, направленных на разжигание межрелигиозной розни.

 

Выводы и практические рекомендации

Анализ ситуации с правами мусульман в Российской Федерации позволяет сделать вывод о наличии ряда системных проблем. В то же время уже имеющийся опыт гармонизации межэтнических и интерконфессиональных отношений в обществе позволяет государству эффективно решать имеющиеся задачи. Ключевым фактором эффективности продвижения на этом направлении по-прежнему остается конструктивное взаимодействие органов власти и гражданского общества, постоянного диалога представителей национальных и конфессиональных общин.

По словам Президента России Владимира Путина: «Особая роль в гармонизации межнациональных и межрелигиозных отношений, в предупреждении экстремизма и терроризма принадлежит духовным лидерам России. К вашему мнению, слову люди прислушиваются. И, когда звучит ваша солидарная позиция, чёткая приверженность ценностям мира, добра и милосердия, — это имеет огромное значение»[67].

На основании проведенного исследования положения мусульман ЦРО Духовное собрание мусульман России и ООО Российская ассоциация защиты религиозных свобод предлагают следующие рекомендации органам государственной власти и институтам гражданского общества.

Государственной Думе Федерального Собрания Российской Федерации:

— повысить эффективность законодательного обеспечения вопросов, связанных с защитой прав верующих (в т. ч. мусульман) с привлечением экспертов по исламскому праву и специалистов – религиоведов;

— инициировать вопрос об активизации правозащитной деятельности в рамках международных парламентских институтов с привлечением духовных лидеров российских исламских организаций по проблематике Ближнего Востока, соблюдения прав мусульман в странах ЕС и в США;

— рассмотреть возможность внесения поправки в Земельный кодекс РФ по определению единого норматива выделения земельного участка централизованным религиозным организациям традиционных религий Российской Федерации, составляющих неотъемлемую часть исторического наследия народов России, согласно Федеральному Закону «О свободе совести и о религиозных объединениях» от 26.09.1997 № 125-ФЗ.

Верховному Суду Российской Федерации:

— направить в суды рекомендации о необходимости привлечения авторитетных представителей централизованных и образовательных мусульманских организаций, экспертов по исламскому праву для оценки исламской литературы на предмет наличия признаков экстремизма.

Министерству науки и высшего образования Российской Федерации совместно с Генеральной прокуратурой Российской Федерации, МВД России, ФСИН:

— разработать практические курсы и образовательные программы в рамках повышения квалификации для специалистов профильных министерств и ведомств, органов местного самоуправления по направлению взаимодействия с мусульманским сообществом;

— разработать и издать при содействии централизованных мусульманских организаций методические пособия и онлайн обучающие программы для реализации этих целей.

МВД России, ФСИН:

— усилить взаимодействие общественных советов с мусульманскими организациями в регионах, с включением в рекомендуемом порядке в состав общественных советов руководителей мусульманских организаций.

Министерству юстиции Российской Федерации:

утвердить реестр экспертов-религиоведов, рекомендуемых для привлечения к проведению религиоведческой экспертизы, прошедших подготовку на профильной кафедре государственно-конфессиональных отношений Института государственной службы и управления Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ. Привлечь экспертов из профессионального мусульманского сообщества в деятельности группы специалистов.

Федеральному агентству по делам национальностей:

приложить дополнительные усилия к организации сотрудничества и развитию совместной деятельности с централизованными мусульманскими религиозными организациями России в сфере профилактики дискриминаций по признакам национальной и религиозной принадлежности;

— в целях предупреждения религиозной дискриминации в образовательных учреждениях подготовить предложения в Министерство просвещения Российской Федерации с просьбой об установлении дополнительных требований к квалификации и знаниям лиц, допущенных к работе в рамках предмета «Основы религиозных культур и светской этики»;

— обеспечить информационную поддержку правозащитной деятельности централизованных мусульманских религиозных организаций России;

— проработать вопрос по разработке презентаций, программ, методических материалов, ситуационных тренингов по правовому просвещению верующих.

Общественной палате Российской Федерации:

— установить практику проведения общественных слушаний по законодательным инициативам, касающимся регулирования религиозных вопросов, свободы вероисповедания, прав представителей религиозных общин.

Институтам гражданского общества:

— укреплять информационную координацию в социальных сетях, блогосфере, телеграм-каналах для своевременного выявления и фиксации нарушений прав российских мусульман, в т. ч. находящихся за рубежом;

— активно противодействовать ксенофобским проявлениям в СМИ и в социальных сетях, формировать самостоятельные сетевые площадки для продвижения объективной точки зрения на ислам, преодоления его секьюритизации, оппонирования исламофобским и экстремистским (под именем ислама) псевдорелигиозным дискурсам;

— активизировать взаимодействие с централизованных религиозных организаций мусульман России с целью выработки общих подходов к правозащитной деятельности и оказания правовой защиты лицам, подвергшимся дискриминации.

Творческим союзам, деятелям культуры, представителям средств массовой информации:

— соблюдать общепринятые этические нормы, учитывать права и интересы различных конфессиональных групп граждан Российской Федерации при создании художественных произведений или размещении информационных материалов, имеющих отношение к религиозной тематике.

Централизованным и местным мусульманским организациям, высшим и средне-специальным мусульманским образовательным организациям и общественным структурам:

— проводить регулярные курсы по повышению правовой грамотности и правовой культуры;

— привлекать к работе специалистов в сфере права и юриспруденции, сотрудников правоохранительных органов и ведущие вузы юридического направления.

 

Приложение

Нарушения прав мусульман в зарубежных странах

Дискриминационные меры в отношении мусульман встречаются практически во всех частях мира. Корни предвзятого отношения к верующим и нарушения их прав могут быть обнаружены как в радикальных или националистических идеологиях (в странах с такой ситуацией распространено также физическое насилие), так и в следовании той или иной страны либеральным и секулярным ценностям.

Наиболее тревожная ситуация в последние годы наблюдалась в Индии, Мьянме, Китае, Афганистане, регионе Ближнего Востока, странах Запада.

В Индии распространенной идеологией, под знаменем которой совершаются преступления против религиозных общин, является национализм и радикальный псевдоиндуизм. Радикальные последователи которых и племенных религий имеют поддержку националистической партии BJP, пришедшей к власти. Ложные обвинения в «насильственном обращении» и «богохульстве» становятся формальным поводом для повсеместной агрессии по отношению к представителям других религий.

Всплеск насилия в отношении мусульман был зафиксирован в конце февраля 2020 г. в Нью-Дели, где разгорелись протесты последователей ислама против принятых поправок в закон о гражданстве. Согласно этим поправкам, получить гражданство могли представители шести этноконфессиональных групп из соседних стран, однако положение мусульманских мигрантов было проигнорировано, в результате чего они оказались лишены возможности стать гражданами. Из-за беспорядков увеличилось число нападений на членов столичной мусульманской общины, были зафиксированы неоднократные поджоги мечетей. Полиция оставила безнаказанными акты насилия в отношении мусульман. Группой радикальных индуистов был совершен поджог мечети в районе Ашок Нагар. Преступление сопровождалось выкрикиванием слов индуистского гимна. Помимо того, что полиция проигнорировала большую часть обращений мусульман в связи с физическим насилием, правоохранительные органы приняли участие в погромах. В ходе беспорядков полицейские атаковали ряд мирных жителей мусульманского вероисповедания, включая тех, кто не участвовал в массовых демонстрациях.

Напряженность в столице государства сохраняется. Примером религиозно мотивированного насилия со стороны индуистского населения является нападение радикалов на двух мусульман в Нью-Дели. Два молодых мусульманина, Мохаммед Адил и Мохаммед Камил, были остановлены злоумышленниками по дороге из аптеки. В результате жестокого избиения один из верующих был госпитализирован. Подтверждением антимусульманского характера преступления стало то, что преступники проявили агрессию после того, как увидели на головах молодых людей традиционные исламские тюбетейки. Перед нападением один из радикалов в насмешку предложил верующему спеть строки индуистского гимна. Как сумела выяснить полиция, предпринимались и попытки массовых нападений на мусульман. Сотрудники полиции узнали о создании индуистскими радикалами группы в мессенджере WhatsApp, в которой осуществлялись призывы атаковать мусульман. Согласно данным полиции, жертвами радикалов уже стали девять человек. Их смерти пришлись на период февральских протестов.

Согласно докладу Госдепартамента США о международной религиозной свободе за 2018 год, почти 80 жителей Пакистана находятся в тюрьме по обвинению в «богохульстве», среди них — не только христиане, но и мусульмане. По меньшей мере, 28 из них были приговорены к смертной казни.

С 2019 года произошло три антимусульманских теракта в пакистанском городе Кветта. Первый из них, имел место 24 мая 2019 г. Две последних атаки произошли 16 августа 2019 года и 10 января 2020 года. В первом после взрыва заложенной в здании бомбы погибли 4 человека, 15 прихожан были ранены. В результате второго погибли 13 человек, более двадцати получили ранения. За нападениями стояли экстремистские группировки. Становится очевидным, что город подвергается систематическому давлению радикальных организаций.

В ряду антимусульманских террористических акций в азиатских странах необходимо выделить теракт 18 октября 2020 г. в афганской провинции Нангархар. Жертвами атаки, как и в случае с терактами в городе Кветта, стали прихожане мечети. Взрыв прогремел во время пятничной молитвы и унес жизни не менее 62 верующих. Около 60 человек получили ранения. В качестве вероятной причины террористической акции называется ведущийся на территории страны вооруженный конфликт. Предположительными исполнителями являются экстремистские организации. Мишенью террористов стала мечеть Шер Шах Сури в западной части Кабула 12 июня 2020 г.

Неспокойная обстановка наблюдается в Мьянме. Это связано с идущим в стране вооруженным конфликтом и гонениями на народность рохинджа. В докладе комиссии Организации Объединенных Наций по расследованию ситуации в Мьянме сообщалось, что мусульманские представители этой народности подвергаются систематическому преследованию со стороны правительства. Председатель комиссии Марзуки Дарусман заявил, что последователи ислама из данного национального меньшинства находятся под угрозой геноцида. Также мусульмане становятся жертвами вооруженного конфликта между сепаратистами из «Армии Аракана» и правительственными войсками. 29 февраля 2020 г. в штате Рокхайн артиллерийский обстрел, проведенный сепаратистской группировкой, унес жизни трех мусульман.

В Китае верующие также подвержены полицейскому произволу. В этой стране он мотивирован коммунистической идеологией. Постоянно поступают сообщения о неправомерных арестах, избиениях верующих, протестующих против сноса или закрытия мечетей, заключении мусульман в тюрьму.

Широко распространено физическое насилие против мусульман в США и странах Европы. Как правило, нападениям радикалов подвергаются представители мусульманских общин из числа мирных жителей. Нападения продиктованы расовой и религиозной ненавистью. Как отмечают представители общин, количество таких нападений увеличивается из года в год, что может свидетельствовать о подъеме националистических сил в странах Евросоюза и США.

Религиофобия находит особое распространение в странах с ярко выраженной секулярной идеологией, таких, как США и страны Западной Европы. Частыми проявлениями религиофиобии в 2019-2020 годах были поджоги мечетей и антимусульманские действия. В Европе рост числа подобных инцидентов связан с подъемом националистических идей, общим ростом антирелигиозной ненависти, особенно исламофобии и антисемитизма.

Согласно данным Фонда политических, экономических и социальных исследований Турции, в Европе увеличилось количество преступлений на почве исламофобии[68]. Это подтверждается целым рядом резонансных случаев. 10 августа 2019 г. произошел теракт в пригороде норвежской столицы Осло. Молодой белый мужчина открыл стрельбу в мечети. В результате был ранен 75-летний член религиозной общины[69]. В июле 2019 года в США жертвой жестокой расправы стал 59-летний член мусульманской общины[70]. В феврале 2020 г. уже в Великобритании было совершено нападение на Центральную мечеть Лондона. В результате атаки пострадал имам. Он был госпитализирован с тяжелыми ранениями[71]. В июне 2020 г. антимусульманский теракт предотвратила полиция Германии, арестовав 21-лтнего жителя города Хильдесхайм[72].

С апреля по июнь 2020 года полиция Германии зафиксировала 188 преступлений на почве ненависти к мусульманам. В результате инцидентов девять верующих получили ранения[73].

Среди законодательных инициатив, ограничивающих права мусульман в странах Европы, необходимо отметить запреты на ношение мусульманской одежды в Нидерландах и Австрии. В Нидерландах ограничения распространяются на закрывающую лицо одежду в ряде общественных мест[74]. В Австрии с инициативой запрета на ношение учителями традиционных в исламе платков выступила консервативная Австрийская народная партия[75].

В странах Европы прослеживается преследование религиозных деятелей, которые вступают на защиту традиционных ценностей и ведут проповедь, не опираясь на принятые понятия о толерантности. В ряде стран Европы, вслед за Швейцарией, были приняты законы, предусматривающие ответственность за выражение несогласия с ЛГБТ и трансгендерной идеологией. Тревогу вызывает запрет на выражение христианской и мусульманской позиции относительно уроков ЛГБТ-идеологии в школах в Великобритании и США. После того, как мусульманские родители вышли на протесты против пропаганды в младших классах одной из школ Бирмингема, городской суд запретил верующим протестовать на территории школы[76]. После этого возникла угроза вынесения обвинительного приговора мусульманину Джабару Хусейну, который запретил сыну посещать уроки нетрадиционных ценностей[77].

Таким образом, факты нарушения права на свободу совести мусульман в современном мире могут быть классифицированы по трем основным группам: акты физического насилия, дискриминация со стороны государственной власти и усиление тенденций исламофобии на основе роста национализма и распространения секулярных ценностей.

 

[1] По данным Всемирной продовольственной программы ООН, число людей, находящихся на грани голодной смерти, может увеличиться в течение ближайшего года в два раза и достичь 270 миллионов человек.

[2]https://dsmr.ru/1583-dmitrij-medvedev-predosterjog-ot-natsionalnoj-i-religioznoj-nenavisti.html

[3]http://iamruss.ru/otsenka-mezhnatsionalnyh-i-mezhkonfessionalnyh-otnoshenij-v-rossii/

[4]http://pravorf.org/index.php/smi-review

[5]https://yandex.ru/turbo/islamnews.ru/s/news-v-sotssetyakh-vyrazili-sochuvstvie-soldatu-arturu-khakimovu-sbezhavshemu-iz-chasti-v-zabaykale?utm_source=turbo_turbo

[6]https://dsmr.ru/1569-aktualnye-problemy-v-sfere-zashchity-prav-veruyushchikh.html

[7]https://lenta.ru/news/2020/11/20/ultimatum/

[8] http://kremlin.ru/events/president/news/64671

[9]https://tass.ru/obschestvo/9833115

[10] https://echo.msk.ru/programs/razvorot-morning/2733454-echo/

[11] Речь идет о позиции лидера одной из крупнейших российских партий, постоянно представленной в Государственной Думе и имеющей фракции в 80 из 85 региональных законодательных собраниях. Сам Владимир Жириновский, согласно опросам общественного мнения, входит в число самых популярных российских политиков. Согласно исследованию, проведенному Всероссийским центром изучения общественного мнения 29 ноября 2020 г., лидеру ЛДПР доверяют 31,6 процента россиян. По этому показателю он стабильно занимает третью позицию, опережая руководителей других оппозиционных партий. Особенно популярны его взгляды у молодых респондентов. https://wciom.ru/ratings/doverie-politikam/

[12]https://www.gazeta.ru/sport/2020/10/28/a_13336987.shtml?utm_source=RCM-E980

[13] Запрещенная в России террористическая организация

[14] Запрещенная в России террористическая организация

[15]https://echo.msk.ru/programs/razvorot-morning/2732496-echo/

[16]https://islamnews.ru/news-turetskiy-bloger-mozhet-popast-pod-deystvie-rossiyskogo-zakona-ob-oskorblenii-chuvstv-veruyushchikh

[17]https://yandex.ru/turbo/islamnews.ru/s/news-ingushetiya-sdelala-zayavku-na-status-klyuchevogo-tsentra-islamskogo-prosveshcheniya-na-kavkaze?utm_source=turbo_turbo

[18]http://dumrf.ru/photos/files/files/БОГОСЛОВСКОЕ%20ЗАКЛЮЧЕНИЕ%205-19%20(МЕЖКОНФЕССИОНАЛЬНЫЕ%20БРАКИ)(1).pdf

[19]http://dumrf.ru/photos/files/files/БОГОСЛОВСКОЕ%20ЗАКЛЮЧЕНИЕ%205-19%20(МЕЖКОНФЕССИОНАЛЬНЫЕ%20БРАКИ)(1).pdf

[20]https://dsmr.ru/1536-dukhovnoe-sobranie-musulman-ne-podderzhalo-ogranichenie-brakov-s-inovertsami.html

[21]https://www.gazeta.ru/social/news/2020/11/13/n_15225403.shtml

[22]https://e.mail.ru/inbox/0:16083579791685473508:500015/

[23]http://www.portal-credo.ru/site/?act=authority&id=564

[24]https://yandex.ru/turbo/islamnews.ru/s/news-moskovskie-tatary-obratilis-k-sobyaninu-po-sluchayu-ego-10-letiya-na-postu-mera-stolitsy?utm_source=turbo_turbo

[25]https://rossaprimavera.ru/news/8bbe9fc2

[26]https://www.currenttime.tv/a/islam-muslims-russia-mosque/29979383.html

[27]https://legalacts.ru/doc/federalnyi-zakon-ot-30112010-n-327-fz-o/

[28]https://dsmr.ru/ekspertnyj-doklad-voprosy-soblyudeniya-prav-musulman-v-rossii

[29]https://islamnews.ru/news-Rossijskie-dejateli-ob-ubijstve-shejha-Saida-afandi/

[30]https://islamnews.ru/news-sud-v-podmoskove-uzhestochil-prigovor-zhitelyu-bashkirii-za-prizyvy-k-ekstremizmu

[31] Запрещенная в России террористическая организация

[32]https://islam-today.ru/novosti/2020/10/30/inostranec-iz-novosibirska-polucil-6-let-kolonii-za-finansirovanie-igil/

[33]https://credo.press/233557/

[34]https://credo.press/233556/

[35]https://www.kavkaz-uzel.eu/articles/356981/

[36]https://golosislama.com/news.php?id=39211

[37]https://www.kavkaz-uzel.eu/articles/354776/

[38]https://yandex.ru/turbo/islamnews.ru/s/news-sanatoriy-rus-na-severnom-kavkaze-vygnal-musulmanku-iz-basseyna?utm_source=turbo_turbo

[39]https://www.idelreal.org/a/30829405.html

[40]https://www.azatliq.org/a/30944760.html

[41]https://www.kavkaz-uzel.eu/articles/357375/

[42]https://rosmuslim.ru/news/pravozashhitniki-issledovali-proyavlenie-rasizma-i-ksenofobii-v-rossii-i-zarubezhe-v-usloviyakh-pandemii/?lang=ru

[43]https://lenta.ru/articles/2020/12/03/terror/

[44]https://dsmr.ru/1203-u-musulman-est-vopros.html

[45] https://tass.ru/obschestvo/8279243

[46]https://www.kp.ru/daily/27119/4200924/

[47]https://spletnik.ru/culture/serialy/95988-v-seti-raskritikovali-serial-zuleykha-otkryvaet-glaza.html

[48]https://ria.ru/20200418/1570246981.html

[49] https://yandex.ru/turbo/islamnews.ru/s/news-prokuratura-v-cdum-dali-pokazaniya-protiv-musul-manskoj-literatury

[50] http://www.ansar.ru/rightway/zayavlenie-smr-i-dum-rf-po-zapretu-islamskoj-literatury

[51] https://quran-sunna.ru/musulmanskie-knigi-dlya-sudov-dolzhen-proveryat-novyj-sovet-ulemov/

[52]https://dsmr.ru/1557-ispolnyaya-porucheniya-prezidenta-rossii-v-sfere-migratsii.html

[53]https://www.kavkaz-uzel.eu/articles/350580/

[54]https://www.kavkaz-uzel.eu/articles/351697/

[55]https://www.kavkaz-uzel.eu/articles/355649/

[56]https://dsmr.ru/1492-mezhregionalnyj-tsentr-po-kompleksnoj-adaptatsii-i-integratsii-migrantov-rosmigrant.html

[57]https://sovetnational.ru/information-support/news/v-rossii-sozdali-centr-pravovoy-zaschity-i-kulturnoy-adaptacii-migrantov.html

[58]https://dsmr.ru/1557-ispolnyaya-porucheniya-prezidenta-rossii-v-sfere-migratsii.html

[59]https://dsmr.ru/1557-ispolnyaya-porucheniya-prezidenta-rossii-v-sfere-migratsii.html

[60]https://iz.ru/1011227/2020-05-14/zakharova-oprovergla-soobshcheniia-o-diskriminatcii-migrantov-v-rossii

[61]https://yandex.ru/turbo/ng.ru/s/problems/2019-07-02/13_467_uk.html

[62]https://yandex.ru/turbo/ng.ru/s/problems/2019-07-02/13_467_uk.html

[63]https://lenta.ru/brief/2020/07/24/mosco/

[64]https://dsmr.ru/1474-muftij-prizval-uregulirovat-konflikt-v-karabakhe-s-pomoshchyu-religii.html

[65]https://dsmr.ru/1474-muftij-prizval-uregulirovat-konflikt-v-karabakhe-s-pomoshchyu-religii.html

[66]https://eadaily.com/ru/news/2020/11/14/tatarskie-nacionalisty-i-azerbaydzhan-sblizhenie-na-osnove-pantyurkizma

[67]http://www.kremlin.ru/events/president/transcripts/64336

[68]https://islam-today.ru/novosti/2019/10/01/turcia-islamofobia-predstavlaet-ugrozu-dla-bezopasnosti-evropy/ 01.10.2019

[69]https://www.dw.com/ru/%D0%B2-%D0%BD%D0%BE%D1%80%D0%B2%D0%B5%D0%B3%D0%B8%D0%B8-%D0%BD%D0%B5%D0%B8%D0%B7%D0%B2%D0%B5%D1%81%D1%82%D0%BD%D1%8B%D0%B9-%D0%BE%D1%82%D0%BA%D1%80%D1%8B%D0%BB-%D1%81%D1%82%D1%80%D0%B5%D0%BB%D1%8C%D0%B1%D1%83-%D0%B2-%D0%BC%D0%B5%D1%87%D0%B5%D1%82%D0%B8/a-49982435 10.08.2019

[70]https://islam-today.ru/novosti/2019/07/30/v-ssa-isut-podrostkov-ubivsih-musulmanina/ 30.07.2019

[71]http://newsru.co.il/world/20feb2020/london444.html 20.02.2020

[72]https://www.aljazeera.com/news/2020/06/germany-arrests-suspect-threat-attack-muslims-200608103951227.html 08.06.2020

[73]https://www.dailysabah.com/world/europe/188-anti-muslim-attacks-recorded-in-germany-in-3-months-interior-ministry-says/amp 09.10.2020

[74]http://www.interfax-religion.ru/?act=news&div=73127 02.08.2019

[75]https://islam-today.ru/novosti/2019/08/29/v-avstrii-ucitelam-mogut-zapretit-nosit-musulmanskij-platok/ 29.08.2019

[76]https://www.bbc.com/russian/news-50557951 26.11.2019

[77]https://spzh.news/ru/news/68440-v-anglii-otcu-zapretivshemu-synu-poseshhaty-lgbt-uroki-grozit-tyuryma 04.02.2020    

20.05.2021
Ураза-Байрам (Ид аль-Фитр) 2021 год. Соборная мечеть "Мунира", г. Кемерово
14.05.2021
Ураза Байрам (Ид-аль-Фитр) 2021
13.05.2021
Проповедь по случаю празднования Ураза Байрам 2021 года
24.03.2021
ЭТНОПОЛИТИЧЕСКИЕ ПРОЦЕССЫ НА СЕВЕРНОМ КАВКАЗЕ
24.03.2021
Научно - практическая конференция в Чувашии
23.03.2021
Встреча главы ДСМР, муфтия Альбир Крганова и муфтия Республики Дагестан Ахмада Абдулаева
09.03.2021
Круглый стол о развитии межрелигиозного диалога: Мусульмане России и вызовы нового времени
19.10.2020
ENG: TASS - International conference: Religion in a changing world. The role of education in youth